Шибает в нос навоз

Не спится в иные ночи жителям деревни Карякино Камешковского округа. Вскакивают они с постелей и несутся к дому "генерала" Кочнева. - Звони свинарям, Николаич, - просят они бывшего...

ЭКО ДЕЛО

Шибает в нос навоз

Экологическая политика властей убивает владимирские деревни

Не спится в иные ночи жителям деревни Карякино Камешковского округа. Вскакивают они с постелей и несутся к дому "генерала" Кочнева.

– Звони свинарям, Николаич, – просят они бывшего военного, а ныне односельчанина. – Задыхаемся.

– Знаю, – отвечает тот. – Уже звонил.

– И что?

– Ничего. Отвечают, что понятия не имеют, почему вдруг отрава на нас пошла.

Источник "отравы" один – расположенный поблизости свинокомплекс "Владимирский". Как начинают оттуда спускать "жидягу" – навозные смывы, так впору противогаз надевать.

Их в деревне не водится. Поэтому приспосабливаются, кто как может. Школьницы Ирина Калашникова и Вика Макарова научились спать крепко и просыпаться попозже, когда запах рассеится. Да и вставать рано им просто ни к чему. За ягодами да грибами не пойдешь – в ближних лесках они "навозные", брать их брезгуют. Искупаться в Карякине тоже теперь негде. Три года назад попали навозные стоки в местное озерцо, прозванное жителями за его чистейшую воду "Байкалом". Утки дикие на нем селились, крутобокие лещи ловились на удочку. Теперь вся озерная живность – бакланы. В отличие от ласточек, символа чистоты природы, эти – свидетели экологического бедствия.

"Жидяга" отравила "Байкал" 3 года назад. За это время окончательно загажена и речка Денисовка, и верхний пруд. И разве что только по пьянке забредет кто на бывший популярный, а теперь "подозрительный" родничок в овражке.

Земля больна. А насколько – никто точно не знает. Колодцы в деревне давно не питьевые, из них воду берут только на полив. Одни жители стали собственные скважины бурить, другие – ездить за водой в соседнее село Нестерково.

Оба варианта проблему не решили. Например, скважина, пробитая Владимиром Потаповым, подала с глубины в 16 метров такую воду, что ей даже огород поливать специалисты не рекомендовали.

Сосед Владимира, наш знакомый "генерал" Николаич, взял глубину вдвое большую. Такой источник оказался пригодным и для полива, и для питья. Но на два населенных пункта он, увы, один.

В Нестеркове тем временем закрыли колодец, который считался по качеству воды лучшим, – у магазина. Официальная версия – сруб обветшал, а жители отказываются помочь деньгами на обновление.

На самом деле причина в ином. Нестерковцы не доверяют больше общественным колодцам. Стали они замечать, что вода в них навозом припахивает. Теперь на каждой второй усадьбе свой колодец выкопан.

Радоваться ли этому? Невольно задумаешься над тем, кто и сколь тщательно станет инспектировать воду этих многочисленных источников. Рассказывают, что один из жителей получил для себя заключение не СЭС, а лаборатории того же свинокомплекса "Владимирский". Разве не надежней такой сомнительный гарантии заключение настоящих санитарных врачей, выдаваемое на три общественных колодца?

Теперь их осталось два. По преждевременной кончине третьего убивается разве что баба Оля. У Архиповой своего колодца-то нет. Просить воды у кого-то – не дело. Да и уверена она в том, что каждая деревня крепка общественными колодцами.

Мы побывали на месте происшествия – у колодца, из которого, не считая нестерковцев, брали раньше воду для приготовления пищи жители соседней деревни Карякино.

– Живой еще, слава Богу, – доносится до нас голос Ольги Ивановны.

Она осторожно заглядывает в колодец. Мы пристраиваемся сбоку и тоже замечаем глубоко внизу затуманенное водное зеркальце. Инородная пленочка проступает явственно. Возможно, ничего страшного в ней и нет. Если из колодца перестают брать воду, он начинает жить своей жизнью.

К срубу трудно подойти. Кто-то специально навалил груды свежей глины и снял общественное ведро. Прощай, колодец!

Наш путь – на поля орошения. Температура на улице за тридцать. Следы любого полива через час-другой не найдешь. А тут стоят лужи, хотя "поливальные" установки работали больше недели назад. Сколько же выплеснули в это место?

Пояснения нам дал житель деревни Карякино Иван Налимов. По технологии установки, разбрасывающие навозные стоки, должны быть на колесах, передвигаться по полю и вести "дождевание". В прежние годы так все и велось. 20 "поливальных" агрегатов при поголовье свиней вдвое большем нынешнего позволяли удерживать баланс в природе. А что такое подобная техника без колес? Жидкие удобрения они распыляют на узкие ограниченные пространства. Стоки собираются в лужи, истекают из них ручьями в соседний овражек, оттуда в пруды и речку Денисовку.

Проверяющие инспекторы три года назад сообщили жителям Карякина, что загрязнение открытых водоемов произошло непреднамеренно. Но можно ли считать случайностью такую вот безграмотную эксплуатацию техники? Не нужно ли это квалифицировать по-другому?

Жители замечали и прямые спуски отходов в речку Денисовку. Одно из них случилось на днях. Они вызвали экологов областного комитета природных ресурсов и спасателей из управления МЧС. Последние, по словам жителей, даже не откликнулись. Экологи же прибыли с опозданием. Утечки они не обнаружили. Главное зафиксированное нарушение – лужи на полях орошения, погибшая трава, деревья. Все это тянет только на штраф.

А тем временем "Байкал" продолжает гибнуть. Местные животноводы начали сливать в него отходы с фермы.

Светлана АЛЕКСАНДРОВА.

Фото Александра САБОВА.

г.Камешково.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике