ДВОРЦЫ И АРМИИ НИКОЛАЯ СЕМЕНОВА

Владимирский самородок строит города, командует полками и мечтает спасти мужиков от пьянства

CТОЙКИЙ ДЕРЕВЯННЫЙ СОЛДАТИК

Наверное, Николай Семенов – романтик. Как можно назвать человека, который украшает дворы владимирских домов детскими деревянными городками? Сказочные терема, былинные герои, беседки, качели – всё это сделал он.

Однажды Николай, студент художественно-графического факультета, записался в комсомольский строительный отряд для того, чтобы возводить детские "города-сказки". С тех пор минуло двадцать лет. Комсомол развалился, стройотряды ушли в прошлое, а дело мастера живет. Желание дарить детям чудо выдает в Семенове натуру неординарную.

Эпопея нашего героя началась с того, что мальчик Коля вдруг открыл для себя любовь к творчеству. Лепил поделки из глины, рисовал. Потом была детская художественная школа, педагогический институт. Но это только кажется, что страницы творческой жизни враз "подшиты" волей ее обладателя. На деле бывает сложнее.

Я – водитель!

– Дед не одобрял моего намерения стать художником, хотел, чтобы я получил ремесленную специальность, – вспоминает Николай. – Ну кто такой художник, внушал Александр Гордеевич, – бессребреник, и отвел меня в училище "Точмаша". Потом была армия, работа водителем грузовика. И вот встретил Галю, одноклассницу: "Колька, ты – водитель! С ума сошел? Талант в землю зарываешь! Учись на художника!"

Я отмахнулся, а про себя думаю: дело Галка толкует. Пролетел месяц, другой. Проезжаю мимо института, а в голове крутится "ты -водитель, водитель!". И такая меня взяла досада – дай зайду! Открываю дверь приемной комиссии. Ноги будто ватные – волнуюсь. Ко мне отнеслись снисходительно: "После армии? Давай на рабфак". Не думая, согласился. Уже потом узнал, что рабфак – подготовительное отделение. Как зашел в эту творческую лабораторию, так из нее и не вышел. Гала, привет!

Художественные навыки Семенова выплеснулись на дерево. Более двадцати площадок построил он со своими помощниками – во Владимире, Коврове, Юрьевце. Свой след умельцы оставили даже в Италии – в городке Казерта, что под Неаполем. Туда их пригласили итальянские друзья. Местные жители не могли поверить, что такую красоту русские мужики создали рубанками и топорами. Свежая значительная работа – декоративно-гостиничный комплекс "Русская деревня" во Владимире. Резные наличники, причудливые балясины – в дереве отчетливо проступает колорит русского стиля.

Как стать свободным от денег?

Николая расстраивает, что его творения слишком быстро уходят в небытие. Дерево – материал недолговечный. Пройдет лет десять, и площадка нуждается в основательном ремонте. Может, это и хорошо, зато мастер без работы не останется. Если бы так. До ветхих площадок у городских властей руки не доходят, точнее – деньги. Чиновники полагают, что в городе есть проблемы поважнее. В советскую пору заказчиками строительства городков были заводы. На эти цели государство перечисляло им средства на развитие соцкультбыта. О госзаказе Семенов вспоминает с ностальгией.

Восстанавливать родные творения за собственный счет – для него непозволительная роскошь. Времена сейчас слишком прагматичные. Пришлось наступить на горло собственной песне и использовать творчество как средство для добывания хлеба. Так Николай стал предпринимателем. Звучит громко, но "громкость" эта его не радует. По убеждению мастера, главное в творчестве – НЕЗАВИСИМОСТЬ. "Художник должен быть независим от заказчика, а деньги нужны для того, чтобы эту независимость почувствовать". Порочный круг? Как стать свободным без денег (от денег)? Бизнес и творчество – понятия часто несовместимые.

В роли предпринимателя Николаю неуютно. Треть заработанного съедает аренда помещений под мастерскую, заказов хронически не хватает, налоги душат. Прибавим расходы на транспорт и древесину.

– Даром что бизнесмен! – грустно улыбается Коля. – А площадку поставить еще полдела. Ее надо беречь. Ты работаешь, душу вкладываешь, а хулиганы потом всё разломают. Что за психология такая?! Посмотрите, в каком состоянии находятся наши подъезды и дворы? А ведь внутридворовое пространство – это продолжение нашего быта, жилья. С другой стороны, детям нужно прививать эстетическое чувство с самого раннего возраста. Если ребенок растет среди красивых вещей, у него и вкус будет тонкий. Сейчас появились детские площадки из пластика. Но это мертвый материал, пусть и яркий. Дерево, напротив, живое, родное, теплое. И неизвестно, как "поведет" себя синтетика на русских морозах.

Генеральский взгляд
на подчиненных

У Николая есть интересное хобби – он вырезает деревянных солдатиков: гусаров, драгунов, бойцов лейб-гвардии. У него дома собралась целая коллекция.

– Захотел сделать подарок сыну на день рождения, – рассказывает художник, – вырезал одного солдатика. Кирилл попросил подкрепление. Вырезал второго, третьего. И пошло. Для меня это не игрушки, скорее, мастер-класс. Хобби как демонстрация своих возможностей. Брошу "генеральский" взгляд на "стойких деревянных солдатиков" – черт побери, это же Я сделал! Техника филигранная. Искал более пластичные формы. Заметили, у фигур черты лица и экипировка достаточно условны. Но многие детали прописаны по науке. Для того, чтобы воссоздать обмундирование французской армии 1812 года, скупал горы специальной литературы. Сбор информации занимал гораздо больше сил и времени, чем само исполнение. Помогает жена Нина – она тоже художник, преподает в школе и университете – рисует ордена, эполеты. В прошлом году творчество супругов Семеновых оценило Министерство культуры России, которое отметило их специальным дипломом за участие в московской выставке игрушки.

Мужика
надо спасать

Да простит меня Николай за такое сравнение, но стойкий деревянный солдатик – это он сам. Только близкие знают, в каких испытаниях ему удалось выстоять.

– Русских мужиков спасать надо, – вдруг мрачнеет лицом Семенов. – Мужики спиваются. И кто? Талантливые личности. Собираюсь создать творческие мастерские, где опытные художники передавали бы мастерство молодым ребятам. Ведь когда человек варится в общем творческом котле, у него меньше шансов оступиться и совершить роковую ошибку.

Это убеждение у мастера родилось не случайно. Он сам чуть не сгинул в пьяной пропасти. Теперь завязал. Говорит, всем обязан матери, особо близкому человеку. Николай рос без отца.

– Не удивлять людей хочется, а просто вершить свое дело, строить площадки, украшать дворы. Монотонно, без суеты, изо дня в день. И чтобы маме, жене, сыну нравилось.

Сегодня иду мимо родных городов детства – солнышко пригревает, детишки играют, родители счастливы. Я – нужен!..

Андрей ТРОХИН.

Фото Сергея СКУРАТОВА.

г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике