18+

«Путешествие вглубь себя» от Ах Астаховой

Молодая поэтесса открыла секрет своей популярности

Ирина Астахова (Ах Астахова – это ее псевдоним) — российская поэтесса из Москвы, пользующаяся огромной популярностью в Интернете и активно гастролирующая с концертами по России и за рубежом. На днях в Концертном зале им. С.И. Танеева она успешно презентовала владимирцам свой новый моноспектакль «Путешествие вглубь себя». Артистизм, обояние, искренность молодой поэтессы никого не оставили равнодушными. Казалось, что она рассказывает каждому из нас историю его жизни, настолько ее стихи были созвучны настроению и эмоциям зала. Каждое стихотворение Ах Астаховой сопровождалось бурными аплодисментами, криками «браво», многие не могла сдержать слез. После концерта и автограф-сессии удалось поговорить с молодой поэтессой о ее творчестве, популярности, отношении к критике, секретах успеха и гастролях.

– Вы впервые приезжаете во Владимир?

– Нет, как минимум, третий. Это – с концертом, а вообще-то в детстве мы, москвичи, все время ездили на автобусные экскурсии в ваш чудесный город, поэтому у меня прекрасные воспоминания и ассоциации связаны с Владимиром. Завтра мы отправляемся в Ярославль, но не с самого утра, поэтому, надеюсь, будет возможность погулять по вашему городу.

– Все пришедшие на концерт остались очень им довольны. Так всегда бывает?

– В основном всегда. У меня новая программа, моноспектакль – он очень нравится людям и мне тоже, потому что я не просто читаю, я буквально проживаю каждое стихотворение.

– Кто вам помогал ставить этот спектакль? Кто выступил его режиссером?

– Я все сама. Когда все это проживаешь, любишь то, что делаешь, все само укладывается в голове. Я очень ценю своих зрителей, и мне очень важен контакт глаза в глаза. Поэтому никаких шпаргалок. Не хочется подводить людей, которые пришли насладиться, поэтому стараюсь вкладывать всю душу в концерт.

– Вы легко пишите?

– По-разному, но в целом да. Возможно, мне стоило бы поработать над формой, заставить себя, сесть. Но я пишу душой и, когда ты что-то чувствуешь, это довольно легко.

– Что вы делаете в процессе создания стихов?

– По-разному. Был период, когда я часто писала в самолетах, потому что ты ни на что не отвлекаешься, летишь наедине с собой. В путешествиях люблю писать, в гастролях тоже. Что мне мешает закрыться после концерта в номере и творить.

– Бывают моменты, когда вы ничего не делаете? Отдыхаете?

– Бывают, но не в марте. В этом месяце у меня много проектов. Но, с другой стороны, я занимаюсь любимым делом и поэтому я не могу сказать, что меня это как-то сильно угнетает. Единственное – выматывает дорога, но вот сейчас было очень приятно проехаться на поезде. На них я очень редко перемещаюсь. В основном на самолете. Расстояние между городами немаленькие, и, чтобы все было быстрее, пользуюсь самолетами.

– Что вас вдохновляет? Какие эмоции, события?

– Сама жизнь во всех ее проявлениях. Это могут быть радостные события или тяжелые переживания. Поэзия помогает мне выплеснуть их из души. Это истины, которые приходят в голову. Путешествия. Я очень люблю жизнь, поэтому много пишу о ней.

– А вы не занимаетесь какими-либо восточными практиками? У вас такая релаксирующая поэзия.

– Мне, кстати, говорил мой друг, серьезно практикующий йогу, что у меня йога через стихи. Я думаю, это потому, что я всегда очень любила природу. Мне повезло: мы хоть и жили в Москве, но в частном доме, почти в лесу, и у меня было очень много общения с природой. И у нас всегда были животные. Мне кажется, что природа – это и есть сама жизнь. Она учит находиться в моменте здесь и сейчас.

– А в чем вы видите миссию поэзии?

– Мне кажется, в любом виде искусства каждый сам определяет: искусство ради искусства или искусство ради чего-то? Мне хочется, чтобы люди, которые читают мои стихи и смотрят мои концерты, становились чуточку счастливее, чтобы им становилось чуточку легче. Жизнь такая непростая, трудная местами. Мне хочется, чтобы мои стихи и концерты были бы такой маленькой укромной комнаткой, чтобы передохнуть, набраться сил, чтобы идти дальше по своему пути.

– Мы видели, как люди плакали на ваших концертах? Как вы это делаете?

– Ну, у каждого своя история. У кого-то это ассоциации с детства: кто-то по нему скучает, кто-то по бабушке. Для кого-то, например, стихотворение «Тебя там хоть любят» про расставание, для кого-то про физическую потерю близкого человека. Поэтому и хочется, чтобы искусство не было исповедью, а было скорее возможностью пропустить через себя свою личную историю, отпустить что-то, что-то понять. Увидеть, что ты не один так чувствуешь, что не одному тебе так тяжело, что кто-то разделяет такие чувства с тобой.

– Как вы считаете, стихосложение – это божий дар или психоэмоциональная особенность человека?

– Мне кажется, одно другому не мешает. В том числе, если еще хорошее образование филологическое – это вообще прекрасно! Кто-то пишет душой, кто-то по заказу, кто-то интуитивно… Я интуит.

– Испытываете ли душевную боль, когда пишите стихи?

– По-разному… Все зависит от эмоций. Когда я писала «Время изменить маршрут», я испытывала огромное облегчение. Понимала, что «Не любящих тебя — спокойно отдай другим». Я переоценила свою жизнь. Конечно, есть другие стихи, которые выражают мою боль, и мне их тяжело писать, но еще тяжелей не писать. Потому что через грубую сублимацию энергии переживания и боль  тебя немножечко отпускают.

– Популярность повлияла на вашу жизнь?

– Безусловно, когда я вижу полные залы, когда меня узнают на улице, приглашают в туры по России, даже за рубежом я была пару раз, – я не буду лукавить, что это не популярность. Но это совершенно не влияет на мою жизнь, я очень благодарна людям, которые читают мои стихи и тем самым вселяют в меня веру и желание творить дальше, ощущать собственную нужность. Но, повторю, это никак не повлияло на общении с близкими, на мой образ жизни. Посмотрите на мой райдер: я обожаю фисташки! Фисташки, фрукты и вода. Лак для волос и антистатик, чтобы платье к ногам не прилипало. Что еще надо человеку для жизни?!

– Как вы относитесь к критике, если она есть?

– Ее на самом деле немного, и не потому что я гениальный поэт, а потому что я никогда не поддерживаю негативное мнение. Если критика объективна, сделана не для самопиара, я отношусь к ней очень положительно. Если человек, который выражает свое критическое мнение, мне нравится, если я уважаю то, что он делает и он это делает хорошо, то я с удовольствием к нему прислушаюсь. Безусловно, мне есть еще над чем работать. Меня может ранить близкий человек, которого я люблю, но это чаще всего не касается моего творчества.

Я человек медийный, присутствую в соцсетях. К сожалению, люди думают, что их не видят, и позволяют себе открыть двери дома другого человека и сказать ему: “Ты дурак”, – и уйти. Я на это не реагирую. Я не то чтобы стараюсь быть там, где меня любят, но все-таки не тянуться к тем, кому я не нужна, и не стараться им понравиться. Мне кажется, я через это прошла в юношеском возрасте, когда хочется добиться какого-то признания. Сейчас я сконцентрирована на тех, кому я по-настоящему нужна.

– Вам не кажется, что сейчас опять начинается расцвет поэзии? В наш-то прагматичный век?

– Мне кажется, что как раз в эпоху, когда много чего-то материального и социального, хочется немножечко души. И даже не немножечко! Сколько бы мы ни придумывали социальных сетей и роботов, все равно мы остаемся людьми со своими чувствами. И так, наверное, будет всегда!

Всю почти обойдя Галактику,

Я нашел смысл бытия.

Счастье — это уже на практике

Путешествовать вглубь себя.

Записала Татьяна Лысова

Фото областной филармонии

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Как с вами связаться? (обязательно)

Сообщение