18+

Иван Нагаткин — командир любимой яхты  Екатерины Великой

Он строил Дунайский флот вместе с бывшим губернатором Ямайки

Среди старинных селений нынешнего Селивановского района есть село Троицкое-Колычево, в приходе которого ранее располагалось сельцо Лукино (или Лукинки), где ранее находилась усадьба семейства Нагаткиных.

Село Троицкое-Колычево сегодня

Самым известным из ее обитателей стал капитан 1-го ранга Иван Иванович Нагаткин, гардемарин времен дочери Петра Великого Елизаветы Петровны, капитан придворных яхт Екатерины II, командир различных военных кораблей и начальник экспедиции по описи устья Днепра, Днестра и Дуная, а также сподвижник английского адмирала Чарльза Ноулза, приглашенного императрицей в качестве консультанта для развития российского военного флота.

“Гардемарины, вперед!”

Прадед будущего моряка Степан Степанович Нагаткин находился на ратной службе еще при отце Петра Великого царе Алексее Михайловиче. Он скончался в 1719 году, пережив своего сына Герасима, поэтому наследником стал внук Иван Герасимович, достигший в армии майорского чина. Майор И.Г. Нагаткин был женат на Марии Путиловой, внучке богатого симбирского помещика Артемия Елизаровича Жеребятникова. От этого брака у Нагаткиных родились дочь Вера, вышедшая замуж за фурьера Александра Плещеева, и сын Иван.

Когда в 1742 году умер отец, Ване Нагаткину не исполнилось и пятнадцати лет. Вскоре после этого мать отправила своего сына на учебу в Морскую академию в Санкт-Петербург, куда он в марте 1743-го был принят учеником. Два с половиной года спустя Иван Нагаткин стал гардемарином — примерно в то время, которое показано в известном кинофильме «Гардемарины, вперед!»

Российский гардемарин XVIII столетия

Впрочем, в отличие от киношных гардемаринов, Нагаткин-младший вовсе не бегал по лесам со шпагой, а в течение долгих шести лет осваивал премудрости нелегкой морской службы на просторах Балтики  и даже совершил поход вокруг Скандинавии в северный русский порт Архангельск.

Гардемарин в царствование Елизаветы Петровны

Балтийский флот и «Сокол»

Только в декабре 1751 года императрица Елизавета Петровна пожаловала гардемарина Ивана Иванова сына Нагаткина в первый офицерский чин мичмана с назначением его в Балтийский флот. Молодой офицер сразу же зарекомендовал себя хорошим моряком и способным командиром. Не прошло и трех лет, как в сентябре 1754-го Нагаткин получил следующий чин унтер-лейтенанта флота, в ту пору равный армейскому поручику. Затем Иван Нагаткин был произведен в корабельные секретари (тогда это был отдельный чин) и назначен секретарем главного командира Ревельского порта. Однако отсиживаться на непыльной береговой должности моряк не пожелал, и в начале 1758 года вместе с чином лейтенанта флота (равным армейскому капитан-поручику) получил под команду новый 12-пушечный пакетбот «Сокол», построенный в Санкт-Петербургском адмиралтействе. Это было посыльное судно, на котором во время продолжавшейся тогда Семилетней войны с Пруссией Нагаткин поддерживал сообщение между Кронштадтом и Данцигом, перевозя различные военные грузы.

«Транспорт Анна»

На сноровистого командира корабля обратили внимание при царском дворе. В 1761 году лейтенант Нагаткин был назначен командиром придворной яхты с необычным названием «Транспорт Анна» — поистине культового корабля российского флота. Первоначально он носил имя «Принцесса Анна» и был построен в Петербурге в 1719 году для Петра Великого. Эту 18-пушечную яхту, самую большую в Балтийском флоте, назвали в честь старшей дочери Петра I и его супруги Екатерины Алексеевны царевны Анны, вышедшей замуж за герцога Голштинского.

Модель яхты «Транспорт Анна»

«Принцесса Анна» в обязательном порядке участвовала во всех торжествах, в том числе и в честь бракосочетания сына Анны Петровны великого князя Петра Федоровича и его супруги (будущих Петра III и Екатерины II). Прослужила яхта в русском флоте почти 60 лет — огромный срок для деревянного корабля. После воцарения дочери Петра I Елизаветы яхту переименовали. Ее прежнее название к тому времени ассоциировалось не с давно умершей Анной Петровной, а с герцогиней Брауншвейгской принцессой Анной Леопольдовной, матерью малолетнего императора Иоанна VI, которых Елизавета отстранила от власти и отправила в застенок. Поэтому яхту назвали «Транспорт Анна» по аналогии с названием яхты «Транспорт Ройал» (королевский транспорт), которую Петру I английский король Вильгельм III подарил еще в 1698 году.

Гребцы придворных яхт в середине 1760-х гг.

«Вторая Екатерина»

Однако служба на придворной яхте пришлась Нагаткину не по вкусу, и он добился назначения на военный корабль. В апреле 1762 года император Петр III произвел Ивана Ивановича в капитан-лейтенанты и назначил его командиром военного транспорта (пинка) «Слон», на котором тот совершил переход из Архангельска в Кронштадт. В следующем году капитан-лейтенант Нагаткин стал командиром 22-пушечного пинка «Новая Двинка», на котором, в частности, совершил поход из Ревеля в Пиллау — порт в Восточной Пруссии.

Пинк русского флота

А потом в 1765-м императрица Екатерина II вновь вернула запомнившегося ей офицера на придворную службу, назначив его командиром своей любимой новой яхты «Вторая Екатерина», построенной в 1763 году (позже эту яхту переоборудовали в 20-пушечный фрегат). На данном ответственном посту Нагаткин не ударил в грязь лицом, и, как гласил его официальный послужной список, «за искусное плавание» ему была «в присутствии адмиралтейств-коллегии объявлена Высочайшая благодарность».

Когда в 1767 году Екатерина II в сопровождении свиты и иностранных послов совершила двухмесячное плавание по Волге для ознакомления с областями Поволжья, капитан-лейтенант Нагаткин был назначен командиром 10-баночной (20-весельной) галеры «Ярославль».

«Волжский вояж» Екатерины II в 1767 году

Эта была одна из двух однотипных галер, охранявших императорскую галеру «Тверь» (всего же в состав речной эскадры входило более двух десятков кораблей и судов). На «Ярославле», сопровождая государыню в ее «волжском вояже», Иван Иванович совершил плавание от Твери до Симбирска.

Галера «Тверь» сохранялась в Казани до 1956 года (!) и была уничтожена огнем в результате детской шалости

Подлинное носовое украшение галеры «Тверь»

Первая русская экспедиция

Наградой за умелое командование придворными яхтами стал чин капитана 2-го ранга. А в марте 1770 года Иван Нагаткин, произведенный в капитаны 1-го ранга, был назначен начальником первой русской экспедиции для описи устьев Днепра, Днестра и Дуная. Тогда еще не было Черноморского флота, и срочно требовались карты для выхода из указанных рек в Черное море. Работы велись в непростых условиях русско-турецкой войны, начавшейся еще в 1768 году. Экспедиция Нагаткина стала особенно актуальной после того, как осенью 1770-го армия фельдмаршала Петра Александровича Румянцева-Задунайского заняла Молдавию и Валахию и вышла к берегам Дуная. Именно тогда для работы в устьях и нижних течениях Днепра, Днестра, Дуная и их притоков Нагаткиным были организованы из морских чинов первые промерные гидрографические партии.

Дунайская флотилия

Одновременно капитан 1-го ранга Нагаткин решал и другую не менее важную задачу — организацию Дунайской военной флотилии. Строительство новых кораблей для нее было поручено опытному английскому адмиралу баронету Чарльзу Ноулзу, бывшему губернатору Ямайки.

Английский адмирал Чарльз Ноулз

Нагаткин стал ближайшим соратником британца. Под руководством Ноулза и Нагаткина начался ремонт захваченных турецких судов и постройка новых кораблей. Летом 1771-го Дунайская флотилия уже имела в своем составе 12 кораблей и 20 мелких судов и вскоре начала нести дозорную и разведывательную службу не только в Дунае, но и в прибрежных черноморских районах. Однако Иван Нагаткин еще в ноябре 1770-го по расстроенному здоровью сдал дела и  убыл в Петербург. Там в декабре 1771 года он подал прошение об отставке после 27-летней морской службы. 30 декабря Екатерина II уволила капитана 1-го ранга Нагаткина в отставку «за болезнью», наградив его «рангом бригадира» (чином V класса, равного капитан-командору, между капитаном 1-го ранга и контр-адмиралом).

Отставка гардемарина

Дальнейшая судьба бригадира Нагаткина прослеживается лишь фрагментарно. Он жительствовал то во Владимирской, то в Симбирской губерниях, где у него были имения. С 1781-го по 1783 год он занимал почетный пост симбирского губернского предводителя дворянства. Известно, что он был близко знаком с всесильным при Екатерине II светлейшим князем Григорием Александровичем Потемкиным-Таврическим и даже выполнял его поручения. Скончался он в конце 1790-х гг. (точная дата пока не установлена), оставив единственную дочь Евдокию Ивановну Нагаткину, вышедшую замуж за действительного статского советника Петра Белякова. Ей была суждена долгая жизнь — Е.И. Белякова умерла в 1851 году, передав детям немалое состояние.

Сегодня от усадьбы Нагаткина в Лукинках близ Троицкого-Колычево в бывшем Меленковском уезде не осталось ничего. О ней и о старом моряке — гардемарине «дщери Петровой» и первом русском исследователе черноморского побережья напоминают лишь немногие старые карты и книги, а также архивные документы минувших веков.

Николай Фролов

На верхнем фото – Морская академия, будущий Морской шляхетский кадетский корпус в Петербурге

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Как с вами связаться? (обязательно)

Сообщение