18+

В деревне с финским названием проживают двое: доктор и кандидат наук

А когда-то через Ениху проходил тракт князей Стародубских

Деревня Ениха затерялась на восточной окраине Ковровского района и не относится к числу сколько-нибудь известных селений. Кстати, она и в состав Ковровской округи входит сравнительно недавно — всего лишь с 1963 года, а до того длительное время числилась в Суздальском и Вязниковском уездах, и даже в Палехском районе соседней Ивановской области. В старину же все было с точностью до наоборот: Ениха была важным пунктом на оживленном тракте из Мстеры в Шую, существовавшем с давних пор, вероятно, еще со времен Стародубского княжества.

Дорога в Ениху с чередой редких ныне деревянных столбов

Известно, что деревня Ениха вместе с приходским селом Пантелеево входила в состав удела князей Льяловских — одной из старших ветвей стародубской княжеской династии, а в 1570 или 1571 годах князь Никита Михайлович Стародубский-Льяловский пожаловал данную вотчину, деревню Енинское, Троице-Сергиеву монастырю — будущей лавре. Монастырской вотчиной Ениха оставалась до секуляризации церковных имений при Екатерине II, а с 1764-го являлась сначала экономическим, а потом и казенным селением.

Вплоть до 1778 года Ениха входила в Стародубский стан Суздальского уезда, а после учреждения Владимирской губернии оказалась в составе новообразованного Вязниковского уезда.

Происхождение названия Енихи, скорее всего, происходит от финской основы слова «ena», что означает «большой» или «большая», так как в нашем крае на рубеже первого и второго тысячелетий проживали угро-финские племена, и многие топонимы уцелели еще с той давней поры. В переводе (с прибавлением суффикса Ениха) читается примерно как «Большуха». Возможно, когда-то это действительно была большая деревня, так как через нее шел путь из Богоявленской слободы и города Ярополча к перевозу через Клязьму у несуществующего ныне сельца Бороткино (одним из его владельцев являлся известный поэт «золотого века» и переводчик с восточных языков, знакомый А.С. Пушкина Дмитрий Петрович Ознобишин, некоторое время проживавший и творивший там), а оттуда — в славившуюся базарами Шую или в известную своими ярмарками Холуйскую слободу.

Поэт и переводчик Дмитрий Петрович Ознобишин — владелец соседней усадьбы Бороткино и перевоза через Клязьму

Однако уже к концу XIX столетия население Енихи не достигало и полусотни человек. А потом из-за чехарды административных преобразований оказавшаяся на отшибе деревенька и вовсе едва совсем не обезлюдела. Даже в начале 1960-х гг. там поблизости не было ни одной асфальтированной дороги, а местный колхоз «Искра» далеко не процветал, так как райцентр за Клязьмой, при отсутствии моста на десятки километров вокруг, был все равно что за тридевять земель. Лишь с передачей Енихи во Владимирскую область специальным Указом Верховного Совета РСФСР 12 июня 1963 года за подписью его председателя Николая Григорьевича Игнатова (ближайшего соратника Л.И. Брежнева в заговоре против Н.С. Хрущева) она оказалась поближе к благам цивилизации и чудом не попала в скорбный список «неперспективных деревень». А после устройства асфальтированного шоссе Ковров – Пантелеево – Мстера деревня Ениха оказалась всего в километре от этой «дороги жизни», благодаря чему в итоге и уцелела, хотя исхода местного населения оттуда, как и повсюду, избежать не удалось.

Если в конце 1930-х гг. в Енихе проживало около 80 человек и там имелся десяток крестьянских дворов, то в начале 2000-х гг. там оставалось лишь 6 постоянных жителей. По всероссийской переписи 2010 года в Енихе значилось лишь четверо постоянных обитателей, а сейчас их там всего лишь двое. И хотя в деревне остается примерно полтора десятка домов, все, кроме одного, сегодня принадлежат дачникам.

Разломанный гараж и ставшее сугробом авто

Постоянные  жителив Енихи сегодня – это супруги Кузнецовы. Галина Васильевна — профессор и доктор наук, а ее супруг Михаил Дмитриевич — кандидат наук. Теперь они пенсионеры и не просто живут все время в этой исторической деревне, но и оберегают ее от визитов незваных гостей.

На подворье у Кузнецовых растет огромный в три обхвата корявый дуб, который по праву является местной достопримечательностью. Ориентировочные измерения окружности ствола на определенной высоте позволяют говорить о том, что возраст этого дерева составляет не менее трех с половиной веков, а возможно, и все 400 лет. То есть этот великан — современник Степана Разина или даже Бориса Годунова. На огороде дубов никогда не сажали, поэтому старый дуб свидетельствует о том, что линия старой застройки Енихи существенно отличалась от нынешней. Дуб также напоминает о тех далеких веках, когда дубравы на берегах Клязьмы были обычным явлением. Теперь же дубов там осталось сравнительно немного.

Тот самый дуб

Рядом с Енихой хорошо прослеживаются остатки прежнего тракта к перевозу через Клязьму, причем местами сохранилось его мощение булыжником, которое сохранилось, вероятно, еще с позапрошлого века. Однако теперь эта дорога заброшена, да и бороткинского перевоза, куда она вела, давным-давно нет.

Указателя с названием деревни нет. Зато на одном из домов помимо номера обозначено и наименование селения

Сегодня Ениха — типичная дачная деревня, оживающая весной и затихающая во второй половине осени. И лишь на старых картах она по-прежнему на главном направлении оживленного торгового тракта с многочисленным населением, хранящим традиции от дедов и прадедов. А сегодня разве лишь только чудом уцелевший старый дуб помнит о тех временах.

Николай Фролов

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Как с вами связаться? (обязательно)

Сообщение