18+

«Леди Макбет…» на владимирской сцене. История одержимости

Как очерк Лескова стал пластической драмой

Есть истории, которые никого не могут оставить равнодушными, особенно когда речь в них заходит о таких характерах, о которых «не вспомнишь без душевного трепета». Именно такая история и положена в основу сюжета очерка Николая Семёновича Лескова «Леди Макбет Мценского уезда». Это история страсти и безумия, а может быть, даже и история  одержимости одного человека другим. История тотальной зависимости женщины от мужчины, ставшего её тайным любовником, и  история её полнейшего саморазрушения.

И если вы любите сюжеты, предельно напряжённые и интригующие, если вам интересно посмотреть и увидеть, к чему может привести человека одержимость кем-либо и как происходит  постепенное, но неотвратимое разрушение человека, и если вы заинтересовались всем изложенным выше, то вам просто необходимо пойти во Владимирский академический драматический театр на «Леди Макбет Мценского уезда» (16+). Ближайший спектакль  – 2 февраля.

Во Владимирском театре драмы с учениками. Фото автора

Пластическая драма

Скажу сразу, что этот спектакль довольно-таки необычный и отличается от других постановок нашего театра, прежде всего, своеобразием сценического языка.

Возможно, кому-то он покажется несколько непривычным, поскольку спектакль в общем-то заявлен в репертуаре как пластическая драма и многое в нём решено не через слово, а через жест, движение, танец. Но ведь ни для кого не секрет, что иногда даже взгляд может выразить гораздо больше слова, а что уж говорить о жестах, прикосновениях и движениях, из которых и состоит танец – они зачастую смогут выразить и сказать то, чего не осмелится высказать человеческий язык. И не стоит забывать о том, что театр – это такой вид искусства, для которого очень важен не только текст, но и подтекст, иносказание. Театр – это, с одной стороны, достоверность иллюзии  и торжество фантазии, поэтому при создании спектакля делаются ставки на  эфемерность и неуловимость, а с другой – визуальное воплощение идеи через конкретно созданные художественные образы и прожитую историю.

Вся наша жизнь, согласно существующему афоризму, только игра. И каждый из нас в той или иной мере поёт жизнь и танцует жизнь, выбирая свою мелодию и свой собственный ритм, определяя собственную роль в этой непростой пьесе с неизвестным финалом…

На языке тела

Лично я считаю постановку «Леди Макбет Мценского уезда» большой удачей нашего театра.

Для работы над материалом во Владимир была приглашена  из Санкт-Петербурга Мария Большакова. Именно она выступила балетмейстером-постановщиком в этом проекте. Выпускница, а ныне преподаватель Санкт-Петербургской консерватории, Мария Большакова работает балетмейстером в Михайловском театре / Малом академическом театре оперы и балета им. Мусоргского и имеет огромный опыт работы в театрах Санкт-Петербурга, включая Мариинский, и Москвы – Большой и Таганка; а также  в театрах Красноярска, Самары, Сыктывкара, Магадана, Челябинска, Магнитогорска, Саратова. Именно она, одна из лучших учениц известного хореографа Николая Боярчикова, выступает идейным вдохновителем и создателем танцевальной и пластической партитуры этого действительно уникального и необыкновенного спектакля, премьера которого состоялась в прошлом театральном сезоне – 1 марта 2018 года.

Мария Большакова отмечает, что ей был очень интересен опыт работы с актёрами владимирского театра, думающими, размышляющими, ищущими и всегда готовыми к экспериментам. И это вполне естественно, ведь главные роли в этой постановке играют  уже  признанные и востребованные молодые актёры.

У спектакля есть два состава. В одном главную роль Катерины Измайловой  играет Анна Лузгина, а роль её любовника, приказчика Сергея – Виктор Мотызлевский.

В другом составе  – это Анна Зайцева и Александр Аладышев.

Анна Зайцева и Александр Аладышев

История страсти

История животной страсти, физического влечения одного человека к другому, желания обладать и владеть этим другим целиком, без остатка. История корысти и готовности получить от жизни всё, не желая ни за что платить, не допуская в своём сознании даже мысли о том, что на время можно позволить себе подчиниться другому, если от того, другого, зависит твоё финансовое и материальное благополучие, так сказать стабильность. Эта история будет длиться чуть больше часа, но перед зрителем пройдёт целая жизнь. Жизнь молодой купчихи Катерины Измайловой, которая оборвётся внезапно и трагически. И жизнь Сергея, который по своей сути окажется негодяем, подлецом и мерзавцем.

Одна из основных тем повести Лескова – тема веры и безверия.

Она тоже будет отражена в спектакле, но балетмейстер-постановщик отразит её тонко, и она не будет звучать навязчиво. Спектакль лишён излишнего морализаторства и позволяет зрителю самому делать определённые выводы, основываясь на увиденном.

Не могу не сказать, что в финале постановки будет ощущение торжества света и добра: создатели этой постановки дадут героине возможность получить прощение. И хотя героиня так и не встаёт на путь покаяния, ей  будет дана возможность искупления грехов. Это дар за её страдания и муки. За её унижения и лишения. За её способность жертвовать всем ради человека, которым она одержима. Испытывая к Сергею безудержную страсть, Катерина Ивановна  сама не ведала, что творила.

Очищение и свет – вот что увидит зритель в финале спектакля. Возможность покаяния, которое предоставляется грешной душе героини, и прощение! Этим финал спектакля будет отличаться от финала очерка Лескова – очерка, о котором сам автор говорил как о мрачной истории женщины с сильным и страстным характером.

Без назиданий и морализаторства

Наверное, по-другому финал и не мог быть решён, ведь у команды, работающей над созданием этой театральной истории, была своя идея: зритель должен испытать в финале постановки нечто вроде духовного катарсиса и сделать для себя определённый вывод о сущности человеческой природы.

Человек не животное. Человек – это, прежде всего, человек, Сын Божий, живущий по законам, которые диктуют заповеди, одна из которых гласит: «Не убий». А другая напоминает о  милосердии и сострадании, которые свойственны настоящим людям: «Не суди, и не судим будешь». Именно в ней и заключается принцип божьей любви, принцип, которым должен руководствоваться каждый человек, живущий в этом мире, на этой земле, на нашей «многострадальной голубой планете».

Финал спектакля заставляет задуматься о вечных ценностях и о смысле бытия, но, благодаря профессионализму и мастерству актёров и всей команды, это происходит вполне естественно и органично. Спектакль нельзя назвать излишне назидательным и дидактическим. Всё в нём органично и стройно. Нельзя его считать и излишне морализаторским, и уж тем более скучным.

Каждому зрителю будет предоставлена уникальная возможность самому разобраться в этой истории, ибо она будет лишена оценок и приговоров. На сцене театра будет воспроизведена картина русской жизни со всеми её радостями и несчастьями. Быт и бытие будут показаны в своей неразрывной связи.

На фоне эпохи

В спектакле есть и народное пение, представленное фактически во всём его разнообразии, начиная от обрядовых и урожайных песен, которые принято называть календарными, и заканчивая песнями лирическими. Будут и элементы стилизованных народных забав и народных потех, и стилизованные гадания,  и стилизованные игры, и традиционные хороводы, и ряженые, без которых не обходилось ни одно народное гулянье.

Наряду с действующими лицами первого плана в спектакле участвует целый ансамбль профессиональных артистов, благодаря которому и показано все многообразие жизни различных сословий, существовавших в России времён Лескова. Но создатели спектакля не ставят своей целью отразить эпоху, они лишь создают некий фон, атмосферу, поэтому нельзя воспринимать эту пластическую драму как исторический спектакль.

Наряду с общественной жизнью также показана частная,  интимная жизнь отдельных людей.

В спектакле есть довольно-таки много лиричных сцен, которые не лишены и эротического подтекста, поскольку сам сюжет очерка Лескова предполагает некую откровенность, но опять-таки сделаны эти сцены довольно-таки деликатно, эстетично и красиво, можно даже сказать с некой осторожностью. А значит, ничьих чувств подобные сцены просто напросто не могут и не должны оскорбить.

Душа, не нашедшая упокоения

Спектакль, как мне кажется, построен  по принципу коллажа, где отдельные эпизоды и фрагменты собраны воедино и составляют собой одно пластическое кружево, окаймленное народным пением и массовыми сценами, а в центре – всё-таки страстная, мающаяся и не нашедшая успокоения при жизни душа молодой женщины, познавшей силу разрушительной страсти, страсти, сметающей на своём пути абсолютно всё, страсти, не терпящей никаких преград, страсти пагубной и порочной, фатальной и неотвратимой.

Испытав подобную страсть, человек уже не способен думать абсолютно ни о чём, кроме объекта этой страсти, и готов ради него на любое безумство. В том числе и на преступление…

Вспышки памяти

 И в заключение о форме спектакля, которая чем-то напоминает некий калейдоскоп событий. Почему была выбрана именно такая форма? Дело в том, что по задумке создателей спектакля он должен быть создан и соткан из воспоминаний героини, которая продолжает страдать и после своей физической смерти, пытаясь найти ответ на вопрос, почему так сложилась её судьба, разобраться в неком своеобразном хаосе всего произошедшего, вспоминая в очередной раз всё, что случилось в её земной жизни.

А «ни одна человеческая память, – как писала Анна Андреевна Ахматова, – не устроена так, чтобы помнить всё подряд. Память, как прожектор, освещает отдельные моменты, оставляя вокруг неодолимый мрак». Наверное, именно этим можно объяснить своеобразную фрагментарность и обрывистость постановки, которая становится стилистическим и сценическим приёмом.

Итак, назовём эту постановку несколькими вспышками памяти.

Игорь Сидоров, театральный блогер

Фото Оксаны Соловьевой

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Как с вами связаться? (обязательно)

Сообщение