18+

Малые Липки тетушки Чаадаева

Русский философ в детстве остался сиротой

Неподалеку от Вязников, всего в 5 километрах к востоку от города, находится село с запоминающимся названием Малые Липки. Оно расположено на возвышенном месте над поймой реки Клязьмы, на ее правом берегу, и к сельскому храму практически невозможно подъехать — единственный путь узок, а с других сторон бугор или застроен, или же его склоны слишком круты. Сегодня, кроме церкви с колокольней и частично разрушенной церковной ограды, в Малых Липках нет каких-либо памятников старины. Однако в отечественной истории это селение известно тем, что в XVIII-XIX веках оно являлось имением князей Щербатовых: историка князя Михаила Михайловича Щербатова и его дочери княжны Анны Михайловны Щербатовой, воспитательницы своего знаменитого племянника – русского философа Петра Яковлевича Чаадаева.

Старая калитка в церковной ограде храма Малых Липок  словно приглашает к путешествию в далекое прошлое

Как Малые Липки из рук в руки ходили

Неподалеку от села Малые Липки расположена деревня Большие Липки. Вплоть до 1677 года оба этих селения были деревнями, но в указанном году владелец Малых Липок стольник Иван Иванович Засецкий, занимавший тогда пост воеводы в Туле, выстроил там деревянный храм в честь Смоленской иконы Божией Матери.  И с тех пор прежняя деревня стала селом. А Большие Липки своей церковью не обзавелись, поэтому так и остались в деревенском статусе. От Засецких Малые Липки перешли к Стрешневым — старинному московскому боярскому роду, состоявшему в родстве с царской фамилией Романовых:  матерью первого государя из этой династии царя Михаила Федоровича была Евдокия Лукьяновна Стрешнева. Во второй половине XVIII столетия Малые Липки от Стрешневых  перешли по родству к Щербатовым.

Князь Михаил Михайлович Щербатов, чьей тещей была Прасковья Ивановна Стрешнева, был прямым потомком великих князей Киевских и Черниговских.

Князь Михаил Михайлович Щербатов

Благодаря знатности и родству, а также незаурядным способностям, он сделал блестящую карьеру. В 1778 году, когда была учреждена Владимирская губерния, 45-летний М.М. Щербатов занял пост президента Камер-коллегии (отдаленного аналога Министерства финансов) в чине тайного советника, равного генерал-лейтенанту. Чуть позже он стал сенатором и действительным тайным советником, выше которого по петровской «Табели о рангах» был лишь государственный канцлер.

 Смелый трактат «О повреждении нравов в России»

Однако князь выделялся из массы чиновников тем, что наряду со службой активно занимался историей и литературой, причем за успехи в науках и творчестве был избран почетным членом Санкт-Петербургской академии наук и членом Российской академии. Он увлеченно изучал старые летописи и грамоты в архивах, по поручению Екатерины II разбирал бумаги Петра Великого. Перу Михаила Михайловича принадлежит несколько исторических сочинений, ряд публицистических статей и заметок и даже утопический роман. Одним из самых резонансных его творений стал трактат «О повреждении нравов в России», где князь Щербатов приводил конкретные примеры неуемной роскоши и алчности русских монархов и их приближенных. В сущности, для той эпохи это была почти революционная книга, хотя в силу принадлежности автора к высшему кругу, представителей которого он и критиковал, Щербатов вовсе не кончил так, как, скажем, Радищев. Да и критика его была куда умереннее. Тем не менее сомневаться в искренности автора, стремившегося сделать мир лучше и чище, не приходится.

Образец титульного листа одного из сочинений М.М. Щербатова

Призывая к умеренности в удовольствиях и к воздержанности от пороков, Щербатов, в свойственной той эпохе высокопарном стиле, выводил целую программу развития России: «Тогда изгнанная добродетель, оставя пустыни, утвердит среди градов и при самом дворе престол свой, правосудие не покривит свои вески ни для мзды, ни для сильного; мздоимство и робость от вельмож изгонятся, любовь отечества возгнездится в сердца гражданские, и будут не пышностию житья и не богатством хвалиться, но беспристрастием, заслугами и бескорыстностию. Не будут помышлять, кто при дворе велик, и кто упадает, но, имея в предмете законы и добродетель, будут почитать их яко компасом, могущих их довести и до чинов, и до достатка. Дворяне будут в разных должностях служить с приличною ревностию званию их, купцы престанут желать быть офицерами и дворянами; каждый сократится в свое состоянием, и торговля уменьшением ввозу сластолюбие побуждающих чужестранных товаров, а отвозов российских произведений процветет; искусствы и ремеслы умножатся».

Михаил Щербатов скончался в 1790 году всего лишь в 57-летнем возрасте. Точно неизвестно, бывал ли он в Малых Липках, оброк откуда, впрочем, получал с завидной регулярностью. Хотя весьма возможно, что летом его сиятельство и гостил на берегах Клязьмы в вязниковских пределах, так как постоянным его местом жительства была Москва, а первопрестольная отстояла от Вязников даже по меркам века просвещения не слишком далеко.

Сироты Чаадаевы

Князь оставил двух сыновей и четырех дочерей. Одна из них княжна Наталья Михайловна Щербатова вышла замуж за отставного подполковника Якова Петровича Чаадаева, одного из шести учредителей аристократического Английского клуба в Москве.

Из всех дочерей М.М. Щербатова сохранились лишь портреты княжны Ирины Михайловны Щербатовой, по мужу Спиридовой, конца 1770-х и начала 1820-х гг.

У четы Чаадаевых родились двое сыновей — Михаил и Петр. Однако семейного счастья не сложилось. Яков Чаадаев неожиданно скончался в октябре 1795 года в 37-летнем возрасте. Ходили толки, что он покончил с собой, находясь в душевной болезни. Не выдержав такого потрясения, в марте 1797-го умерла и его супруга. Их старшему сыну тогда шел пятый год, а младшему — третий. Сирот, оказавшихся без попечения родных в Ардатовском уезде Нижегородской губернии, взяла под свою опеку старшая сестра Натальи Чаадаевой-Щербатовой княжна Анна Михайловна Щербатова.

Петр Яковлевич Чаадаев в молодости

Она сразу же отправилась за детьми из Мурома, с риском для жизни переправившись во время половодья через Оку, увезя малолетних братьев в Москву. Впрочем, сироты оказались вполне состоятельными: за ними во Владимирской (в Муромском и Меленковском уездах) и Нижегородской губерниях значилось 2718 крепостных крестьян, не считая земли, а также дом в Москве.

Смешная тетушка

Анна Михайловна современниками характеризовалась как «разума чрезвычайно простого и довольно смешная, но… исполненная благости и самоотвержения». Самоотверженность княжны как раз была связана с воспитанием осиротевших племянников, которым она заменила родную мать. Известен случай, когда ей, находившейся с племянниками Чаадаевыми в церкви, слуга сообщил, что у нее несчастье — горит ее дом. «Какое же может быть несчастье? — невозмутимо возразила Анна Михайловна. — Дети оба со мной и здоровы!»

Именно княжна Анна Михайловна Щербатова по разделу отцовского наследства с братьями и сестрами в 1792 году получила село Малые Липки Вязниковского уезда. По пятой ревизской переписи за ней в этом селении значилось 85 мужского и 107 женского пола душ крепостных крестьян — соответствующий документ об этом хранится в Госархиве Владимирской области. Доходы с данного имения помещица использовала в том числе и для образования своих ненаглядных племянников. Ее стараниями Михаил и Петр Чаадаевы получили блестящую подготовку и окончили Московский университет, где слушали лекции лучших профессоров того времени.

Портрет П.Я. Чаадаева 1848 года

Племянники остались любимцами тетушки навсегда, даже когда уже выросли и стали офицерами. В 1830-е годы, когда ее питомцам было за сорок, старушка Анна Михайловна писала Чаадаевым: «В вас нахожу не племянников, но любезных сыновей; ваше благорасположение доказывает мне вашу дружбу, но и я, будьте уверены, что я вас люблю паче всего; нет для меня ничего любезнее вас, и тогда только себя счастливою нахожу, когда могу делить время с вами». Во многом именно благодаря заботам своей тетки Петр Яковлевич Чаадаев стал одним из выдающихся русских мыслителей и философов, оказавших огромное влияние на рост общественного самосознания в России.

Был, впрочем, пункт, по которому тетка и племянник не сходились категорически. Петр Яковлевич изрядно симпатизировал католицизму (хотя и не меняя при этом религии), а вот княжна Анна Михайловна, будучи женщиной традиционного воспитания, всю жизнь оставалась глубоко православной. Именно ее стараниями в селе Малые Липки в 1800-е гг. был выстроен каменный храм в честь Смоленской иконы Божией Матери, законченный как раз к началу Отечественной войны. Эта церковь сохранилась в Малых Липках до сих пор, напоминая о княжне Щербатовой, ее известном отца и еще более знаменитом воспитаннике-племяннике.

Анна Михайловна Щербатова скончалась в 1852 году в глубокой старости. Ни одного ее портрета не сохранилось. Петр Яковлевич Чаадаев пережил свою вторую мать всего лишь четырьмя летами.

Николай Фролов

На заглавном фото –  храм в селе Малые Липки Вязниковского района, построенный в имении княжны Анны Михайловны Щербатовой

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Как с вами связаться? (обязательно)

Сообщение