18+

“Назову себя”

Рецензия на спекталь в баре

Каждый человек пишет историю собственной  жизни сам. Кто-то пишет её механически и бездумно, сам того не осознавая, не задумываясь над тем, что его история может быть кому-нибудь интересной. Кто-то –  взвешивая каждое слово, каждый поступок, каждое действие, надеясь остаться жить в веках и желая создать себе биографию, достойную вечности. Кто-то – предельно искренне и правдиво, открыто и откровенно. А кто-то – желая немного приукрасить свою настоящую реальную жизнь, которая кажется ему скучной и серой, решив для себя, что просто необходимо добавить в историю немного домысла, чтобы она наполнилась цветом и засияла всеми цветами радуги и всеми возможными оттенками и полутонами.

Да и что такое реальность вообще? Реальность для каждого из нас – то, что мы видим, слышим, ощущаем. И, может быть, этой реальности как таковой вообще не существует, а существует лишь её преломление в нашем сознании? Тогда получается, что реальность вообще внутри нас, а значит, то, какой она будет для нас, зависит от нас же самих. Мы сами можем создавать реальность, делать её такой, какой хочется нам: и если мы не хотим что-то слышать, мы можем это не слушать и выключать слух, а если мы не хотим что-то видеть или замечать, то мы просто-напросто можем это и не видеть, выключив зрение. В конце концов, это же мы пишем свою историю. Мы авторы этого романа или повести длиною в жизнь. Мы – её Создатели. Мы – её Творцы. Мы – Мастера! И, создавая эту историю, мы можем назвать себя как нам будет угодно – абсолютно любым именем. Тем именем, которое нам понравится.

Фото автора

Спектакль  в баре

«Назову себя Гантенбайн» – так называется роман Макса Фриша, который лёг в основу спектакля, премьера которого прошла совсем недавно в баре «Другой». Для нашего города это весьма и весьма необычный опыт, когда спектакль играется не на традиционной сцене, а в пространстве, которое вроде бы для постановки спектакля и не предназначено.

Но искусство отчасти для того и существует, чтобы разбивать любые сложившие стереотипы и ломать штампы! И кто сказал, что спектакль нельзя сыграть прямо в пространстве бара? Особенно если действие пьесы-инсценировки, которую написала Керен Климовски, происходит в баре аэропорта.

Итак, я на премьере спектакля «Назову себя» (16+). Типичная атмосфера бара: барная стойка и барные стулья, работники, которые обслуживают посетителей – зрителей, пришедших на спектакль. Бармены в форменной одежде. Официантки с улыбками на лицах. Барные столики. Посетители занимают свободные места и располагаются в зале. Знакомые здороваются друг с другом. Официантки приносят меню. Посетители выбирают и заказывают блюда и напитки.

В баре есть небольшая сцена, которая уже подготовлена к тому, что скоро на ней появятся музыканты: ударные, гитара, клавишные, бас-гитара, саксофон… Музыканты ждут своего выхода: на них чёрные джинсы и чёрные футболки с логотипом «Назову себя…» Ловлю себя на мысли, что неплохо было бы и себе такую же футболку где-нибудь достать: ведь ничто так не радует человека, как ощущение сопричастности чему-либо. Думаю, что подобная мысль возникла не у меня одного – делюсь коммерчески выгодной идеей: эти футболки легко можно было бы продать желающим их приобрести перед началом спектакля.

Музыка  играет свою роль

У читающего мой «опус» может возникнуть вопрос: зачем в этом спектакле музыканты?! Спектакль заявлен изначально как монодрама, а это значит, что на сцене будет один актёр. Но это суждение – опять-таки стереотип, а спектакль «Назову себя» все стереотипы ломает.

Вместе с Александром Аладышевым, который играет в этом спектакля героя, решившегося выбрать себе имя и рассказать «выдуманную для себя историю, которую он считает своей жизнью», в течение фактически двух часов на сцене бара «Другой» будут находиться его друзья-музыканты:  Александр Петаев, Алексей Соловьёв, Елисей Карпов, Стас Фёдоров, Сергей Шаагирёв и Артём Кусточкин, известные как группа «Blackoverband», солистом которой является Александр.

Фото автора

Ребята медленно поднимаются на сцену, выстраивают звук и начинают играть. Эти мелодии – своеобразный эпиграф к спектаклю. Они создают непринуждённую и легкую атмосферу и настраивают зрителей на определённую волну: сейчас начнётся что-то интересное.

В зале появляется Александр, он идёт к барной стойке и заказывает себе виски. Бармен наливает ему в бокал «жидкость янтарного цвета», актёр жадно делает несколько глотков и начинает немного пританцовывать в такт музыке, продолжая сидеть на барном стуле. Это ещё не начало. Это – вместо предисловия…

Сам спектакль будет интересен по многим причинам. Ко всему уже сказанному выше можно добавить то, что сама постановка предполагает взаимодействие с залом и плотный контакт со зрителями, пришедшими в бар «Другой». Начинается спектакль как разговор-откровение слегка подвыпившего мужчины с незнакомыми людьми, с которыми он встретился  в первый раз  и которых, скорее всего, никогда больше не увидит. Ведь абсолютно незнакомому человеку гораздо легче рассказать свою историю, чем даже закадычному другу. Незнакомцу можно рассказать абсолютно всё, без прикрас. Тем более если ты назовёшь себя каким-то вымышленным именем.

Александр Аладышев в роли Александра

Спектакль начался, и первая реакция зрителя – недоумение: нужно ли смеяться или стоит попытаться отыскать смысл в странных, на первый взгляд, словах героя? Кто-то начинает воспринимать всё происходящее как стенд-ап и выдавливает из себя первый смешок. Кто-то думает, что смеяться вроде бы не над чем, хотя считает слова, произносимые актёром, полным бредом. А кто-то уже осознаёт, что, несмотря на понятную и простую, на первый взгляд, форму, спектакль будет не такой уж и простой по своему содержанию.

История  жизни, которую я сочинил

Да, спектакль «Назову себя…»  с точки зрения содержания похож чем-то на своеобразную притчу, а любая притча, как известно, имеет философский характер.

Фактически на два часа зритель станет свидетелем и очевидцем того, как будет размышлять о жизни молодой человек, который назовёт себя Александром…

Эти размышления будут то романтично-лиричными, то иронично-саркастичными, то наполненными горечью и драматизмом, то трагичными и мучительными. Тональность спектакля будет постоянно меняться по мере развития действия, и перед посетителями бара «Другой» пройдёт жизнь некого молодого человека, выбравшего для себя имя Александр. Он расскажет историю, которую сам для себя выбрал и которую сам сочинил, ведь «каждый человек рано или поздно выдумывает для себя историю, которую считает своей жизнью».

Саму пьесу отчасти можно назвать своеобразным коллажем настроений: актёр периодически будет останавливать её ход и заполнять так называемую «паузу» той или иной мелодией. Музыка в этой постановке становится не просто фоном, а неким действующим лицом. Особенно ценно, что эта музыка живая. Она рождается прямо на глазах у зрителя. Она звучит. Вступают в своеобразный диалог ударные, гитара, клавишные, бас, саксофон и голос солиста, унося посетителей бара «Другой» в какой-то нереальный мир. В мир, сотканный из удивительно гармоничных звуков. В мир нот и слов. Так по-настоящему волшебно звучит голос Александра. А иностранный язык переносит посетителей бара в иное пространство, в иную страну, где всё не так, как у нас. А это порой так необходимо: ведь фактически каждый сидящей в этом заведении понимает, что там хорошо, где нас нет, но всё-таки продолжает мечтать оказаться там, где хорошо.

Музыка помогает зрителю понять то, что он недопонял, додумать то, что он не успел додумать, переключиться на иную волну и подготовиться к продолжению истории, которую пишет герой, назвавший себя Александром.

Слепота как метафора

Герой спектакля не только придумал себе имя, но и придумал себе то, как будет жить. После аварии он решил притвориться слепым и никому не говорить, что он зрячий. Что подтолкнуло его к этому эксперименту, абсолютно неважно. Возможно, обычная жизнь стала казаться ему серой и скучной. Возможно, он решил, что у слепых есть некие преимущества перед зрячими. А возможно, просто желание поэкспериментировать, так как сказать, сыграть свою самую главную роль в спектакле под названием жизнь. Ведь ещё великий Шекспир говорил: «Весь мир – театр; в нём женщины, мужчины – все актёры…» А уж к восприятию жизни как «метатеатра» склонны были многие лучшие представители человечества.

Итак, после тяжелой аварии герой спектакля «Назову себя» принимает серьёзное для себя решение: вжиться в роль незрячего и не говорить, что видит. Никому. Никогда.

В контексте спектакля «мнимую» слепоту героя можно считать некой овеществлённый метафорой: все мы иногда осознанно не замечаем чего-то, не видим, потому что не хотим видеть по какой-либо причине. Возможно, потому что не хотим выходить из привычной для нас зоны комфорта и что-либо менять в собственной жизни. Возможно, потому что боимся потерять и разрушить то, что уже выстроилось и сложилось. А возможно, потому что просто-напросто хотим жить проще и легче. Но в любом случае на какое-то время мы превращаемся в слепцов. Причём иногда это происходит по нашей собственной глупости. Таким «мнимым» слепцам действительно иногда живётся легче, ведь «людям проще общаться с теми, кто не видит лишнего». Так, «фамусовское общество» предпочитает «слепца» Молчалина зрячему Чацкому отнюдь не потому, что Молчалин умнее, а как раз потому, что он готов играть роль «слепца»…

Сам Александр Аладышев говорит о «мнимой» слепоте своего героя следующее: «Мы можем закрывать глаза на разные вещи. В семейных отношениях. Во взаимоотношениях с государством, с друзьями. Мы где-то надеваем маску, к которой привыкли. И не всегда даже можем разобрать, а где же мы. Мы уже настолько привыкли к разным маскам: здесь мы такие, там мы такие. А где мы? И кем нужно быть? Быть слепым в какой-то степени, не буквально, или оставаться зрячим?»

Ради любви

Вообще спектакль «Назову себя» о выборе и о любви.

Эта монодрама – размышление о том, чем готов пожертвовать человек ради любви. Готов ли он не замечать того, что может разрушить отношения, а значит, прощать это? Прощать внутри, прощать всем своим существом, всей своей сущностью и всей своей натурой, абсолютно искренне и честно, не лукавя и не обманывая себя самого, потому что себя обманывать глупо. И всегда ли жертвы, которые приносит человек, чтобы сохранить отношения, оправданы? И нужны ли жертвы ради любви? Не придётся ли за них платить потом и не будет ли расплата несоразмерной?

Режиссёр спектакля Линас Зайкаускас, рассуждая о сути спектакля, обращает внимание на то, «что человек из-за любви не только меняет жизнь, но и делает большие и страшные выборы». И вот, пожалуй, главный вопрос, по мнению режиссёра: «Сколько можно жертвовать ради любви и можно ли жертвовать слишком много»?

Глаза в глаза

Идея спектакля «Назову себя» принадлежит Ольге Гуниной, которая является профессиональным психологом. Её интересует вопрос: если человек придумывает себе жизнь, то сможет ли он вернуться к себе прежнему, с точностью до детали?

Не буду раскрывать всех интриг постановки, скажу только то, что спектакль предполагает не только плотное взаимодействие со зрителями «глаза в глаза», но даже интерактив. Кто-то из сидящих за столиками получает уникальную возможность играть спектакль в паре с героем.

Стать его случайной знакомой, которая чуть не сшибёт его на переходе, а потом предложит подвести его до дома, ведь все женщины так добродетельны и милосердны, особенно по отношению к тем, кто ничего не видит. Или сыграть роль его супруги – известной актрисы, имеющей множество поклонников и почитателей своего таланта… Для этого у Александра Аладышева есть папка-планшет, в которой находятся стандартные листы формата А4 с напечатанными на них диалогами. Этот приём делает постановку несколько острее, как бы полностью разрушая некую «четвёртую стену» между актёром и зрителями.

И да, не могу не сказать несколько слов о финале. Думаю, что он никого не сможет оставить равнодушным. Герой, который назвал себя именем Александр и избравший для себя роль «незрячего», решившийся рассказать посетителям бара «Другой» свою историю под воздействием «жидкости янтарного цвета», отвечает на вопросы: «Какова реальная цена настоящей правды и сколько будет стоить искренность в отношениях?»

Игорь Сидоров, преподаватель литературы, театрал

Фото: vk.com/teatr33

Информацию о следующем показе спектакля “Назову себя” можно узнать на сайте Владимирского театра драмы , телефон для справок: 8 (4922) 32-30-92. 

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Как с вами связаться? (обязательно)

Сообщение