18+

Владимирский вице-губернатор оправдал разбойников

И получил выговор за попустительство

В пятницу 6 января 1797 года император Павел I в своей резиденции под Санкт-Петербургом, в Гатчине, подписал указ, согласно которому владимирским губернатором назначался бригадир Павел Степанович Рунич с производством в действительные статские советники, а его заместителем в должности вице-губернатора — действительный статский советник Николай Данилович Граве.

Император Павел I

Так Владимирскую губернию по воле сумасбродного сына великой Екатерины в одночасье возглавили потомок венгров из Австрийской империи и сын выходца из Голштинии — одной из областей Датского королевства. Однако если про губернатора Рунича написано немало, то его сослуживец Граве во владимирской истории оказался прочно забыт, хотя его биография типична для той поры и весьма показательна. Впрочем, есть в ней и нечто схожее с недавними губернаторскими замами: владимирский вице-губернатор Граве едва не попал под суд. Правда, уголовное дело грозило ему не за корыстные преступления, а за попустительство опасной банде убийц из дворянского сословия, среди которых был даже аристократ с графским титулом — сын генерала и внучатый племянник светлейшего князя Меншикова…

 Из рода варягов

Для Владимирского края Николай Граве был классическим варягом. Впрочем, он и для России был почти иностранцем, хотя и родился в пределах Российской империи. Дед будущего владимирского вице-губернатора Христиан Граве был родом из Фландрии (нынешней Бельгии), где его предками являлись фламандские бароны — выходцы из города Граве в Северном Брабанте. Его сын Дэвид Граве родился в 1707 году и в 1726 году поступил на службу в армию к датскому королю Фредерику IV из Ольденбургской династии — союзнику России в Северной войне со Швецией. На датской службе Граве стал офицером-артиллеристом. В 1741 году дочь Петра Великого императрица Елизавета Петровна распорядилась привезти в Россию своего племянника (сына сестры) малолетнего герцога Голштинского Карла Петра Ульриха, который при бездетной тетке становился наследником российского престола. В Киль, где находился двор голштинских герцогов, отправился посол России в Дании и Нижней Саксонии барон Иоганн Альбрехт фон Корф, ранее занимавший пост президента Петербургской академии наук. Барон подобрал свиту для 13-летнего принца, в составе которой оказалось несколько офицеров-иностранцев, в том числе Дэвид Граве. Вместе с герцогом Голштинским, который стал великим князем Петром Федоровичем, Граве приехал в Россию, где тоже сменил имя. Отныне он именовался Данилой Петровичем Граве, причем отчество выбрал себе в честь своего шефа — внука и тезки Петра Великого. В России Граве стал майором и входил в число голштинских офицеров великого князя, а потом и императора Петра III.

Великий князь Петр Федорович, будущий император Петр III, в свите которого приехал в Россию Дэвид Граве

После свержения Петра III его супругой Екатериной II карьера Граве не только не пострадала, но, наоборот, пошла в гору. Императрица в 1764 году назначила его в чине статского советника (равного бригадному генералу) начальником Красного монетного двора в Москве, занимавшего целый квартал в Китай-городе. На этом ответственном поприще Даниил Петрович Граве служил до самой кончины в 1779-м.

Красный монетный двор в Москве, которым управлял Д.П. Граве

Его сын Николай Данилович Граве родился уже в России в 1745 году, по-видимому, где-то в окрестностях Санкт-Петербурга. В 1763 году отец по обычаю того времени записал 18-летнего отпрыска на военную службу, причем в одно из самых элитных подразделений — Конную гвардию. Впрочем, поначалу Граве-младший только числился в полку — дворянским детям тогда подобное дозволялось. Лишь 1 января 1773 года Екатерина II произвела Николая Граве из вахмистров Конной гвардии в корнеты — первый офицерский чин, который, однако, был равным поручику армии, и началась действительная служба. Граве, в отличие от других офицеров-конногвардейцев, среди которых преобладали выходцы из аристократических фамилий, сразу же обнаружил такую любовь к лошадям и способности ухода за ними, что его в том же 1773-м назначили заведовать полковым конным двором (или конным заводом). Конная гвардия, относясь к тяжелой кавалерии, нуждалась в мощных, рослых и выносливых першеронах, поэтому отбор и выращивание конного состава для этого полка являлось важным и ответственным делом. И Граве с ним справлялся отлично.

Офицер Конной гвардии во второй половине XVIII века

В этой должности он прослужил 12 лет, последовательно получив чины лейб-гвардии поручика, штабс-ротмистра и ротмистра. В 1785 году Николай Граве вышел в отставку с чином бригадира (бригадного генерала) и поселился в имении жены Наталии Степановны Саловой в Шишкеевском уезде Пензенской губернии (в северной ее части). В 1792-1795 гг. бригадир Граве занимал пост шишкеевского уездного предводителя дворянства.

Шайка благородных кровей

В июне 1796 года в чине действительного статского советника (гражданский аналог чина генерал-майора) Граве был назначен председателем Воронежской палаты уголовного суда. Там в то время уже не первый год рассматривалось дело дворян-бандитов, которые грабили и даже убивали людей. Во главе банды, в состав которой входили братья Потуловы — капитан Александр и подпоручик Алексей, стоял отставной майор граф Борис Петрович Девиер, сын полного генерала и внук старшей сестры фаворита Петра Великого светлейшего князя Александра Даниловича Меншикова. Господам в бесчинствах помогали их слуги. Великосветские связи графа делали его почти неуязвимым. После того как жертвой «благородных» разбойников стал местный лекарь Захар Гезе, которого взяли в заложники и вымогали с его невесты большую сумму денег, а потом замучили так, что несчастный в итоге помер, причем перед смертью ему отрезали обе ноги. Известие об этом преступлении дошло до Петербурга. Императрица Екатерина II поручила заняться данным делом своему статс-секретарю Гавриилу Романовичу Державину — знаменитому поэту. Против бандитов возбудили уголовное дело, но Воронежская палата уголовного суда (в состав которой входил и сын воронежского генерал-губернатора) в итоге оправдала злодеев.

Однако вскоре Екатерина II скончалась, а новый император Павел I, которому доложили суть дела, назвал поступки графа Девиера и его подельников «варварскими, лживыми, наглыми», нарушающими «общее спокойствие и безопасность». Дело было пересмотрено новым составом суда в 1798 году. Приговор гласил: «Девиера лишить графского титла и дворянского достоинства, вывесть на площадь, прочесть ему сентенцию, Сенатом определенную, и сослать в Нерчинск вечно в работу». Братья Потуловы также были лишены чинов и дворянства и сосланы на вечное поселение в Сибирь.

Граф Антон Девиер — дед графа Бориса Девиера, на которого внук был очень похож. По иронии судьбы А. Девиер вошел в отечественную историю как первый петербургский генерал-полицмейстер

Наказали за халатность

Относительно судей и покровителей бандитов император повелел отправить их в отставку и больше на службу не принимать. Однако для Граве, который к тому времени уже находился на вице-губернаторской должности во Владимире, царь сделал исключение. Он лишь объявил ему выговор, но оставил на государственной службе. Говорили, что такая милость объяснялась тем, что отец вице-губернатора в свое время до конца оставался верным императору Петру III, а Павел I покровительствовал семьям сподвижников своего несчастного родителя. К тому же в мае 1798 года царь лично посетил Владимир и Владимирскую губернию и остался доволен найденным там порядком, отметив губернатора Рунича и его заместителя (вице-губернатор тогда по штату имелся только один) Граве.

Владимирский губернатор Павел Степанович Рунич, заместителем которого был Н.Д. Граве

Известно, что во Владимире Николай Граве жительствовал в наемном доме в приходе Спасской церкви, в исторической части города, неподалеку от Золотых ворот. Служил он в нашем городе весьма неплохо.

Спасская церковь во Владимире, прихожанином которой был владимирский вице-губернатор Граве

Однако среди владимирцев пошли толки о воронежском деле графа Девиера (среди владимирских помещиков были родственники графа-бандита), поэтому в Петербурге сочли за благо переместить Николая Даниловича в другую губернию. Но и тут покровительство государя сыграло свою роль. 27 ноября 1798 года Н.Д. Граве был назначен тульским губернатором, то есть пошел на повышение. В Туле его правление ознаменовалось развитием местной промышленности и ростом мануфактур — начальник губернии поощрял деятельность тульских фабрикантов. Выросли и губернские доходы. Однако «дело Девиера» стало известным и в Туле, поэтому Павел I был вынужден отправить Граве в отставку. Правда, при этом он наградил его чином тайного советника (равного генерал-лейтенанту) и хорошей пенсией.

Губернаторский дом в Туле

Дальнейшая судьба бывшего владимирского вице-губернатора ничем не примечательна. Он тихо и незаметно прожил в отставке до своей кончины в 1819 году. Можно сказать, что «дело Девиера», которое расследовалось более пяти лет до появления Граве в Воронеже, и в котором в прошлом лихой конногвардеец не проявил должной твердости и принципиальности, стоило ему карьеры. Хотя в данном случае речь шла не о коррупции, а об издержках светских условностей.

Николай Фролов 

Заглавное фото: sputnik-georgia.ru

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Как с вами связаться? (обязательно)

Сообщение