18+

Новая книга о Французове создана его духовным полем

Жена графика рассказывает о работе над сборником воспоминаний

В этом году исполнилось 25 лет со дня смерти замечательного владимирского графика Бориса Французова, непревзойденного мастера офортов и первооткрывателя нового направления в графике. Но как отметила Юлия Михайлова, редактор всероссийского журнала «Художник»: «Неменьшая заслуга его в создании духовного поля, обладавшего огромной силой притяжения. Сделать из «вольных» художников сначала единомышленников, потом объединить их в прочное содружество, а затем превратить в последователей… Не в эпигонов, а последователей в высокой идее служения искусству…»

Это духовное поле Французова живо и поныне, вовлекая в свою сферу влияния все новых почитателей творчества гениального графика. Именно благодаря им каждый год проходят выставки художника, пленэры на его малой родине – в Камешковском районе, Французские чтения во владимирском университете. А еще издаются книги, посвященные графику: альбомы, каталоги, его литературные произведения, сборники Французовских чтений… Осенью этого года вышло уникальное издание – книга воспоминаний «Борис Французов и его время». О том, как она создавалась, и сколько человек в это было вовлечено, рассказала жена художника Юлия Николаевна Французова.

Фото Татьяны Лысовой

Рождение идеи

В 2015 году, к 75-летию Бориса Федоровича, мы провели вечер памяти в областной библиотеке. Организовали выставку, собрали людей, фильм показали, своими воспоминаниями о Французове поделились художники, писатели, журналисты… Там и родилась мысль издать эти воспоминания в виде книги. Идея эта витала в воздухе фактически два года. И как-то случайно в августе 2017 года зашла в мемориальную мастерскую Французова на ул Спасской, 2, в то время замдиректора департамента культуры Алиса Михайловна Бирюкова. Она никогда до этого не была здесь, и вот зашла, посмотрела работы Бориса Федоровича. Мы посидели, поговорили, чаю попили. Она спросила: какие планы у вас? И я ей сказала: хотелось бы издать книгу воспоминаний, но, сами понимаете,  проблема в финансах. Она говорит: так в чем дело, пишите заявку на конкурс.

Каждый год департамент культуры через областную библиотеку выдвигает на издание книги владимирских авторов. Я знала, что таким образом выпускают свои работы писатели, поэты… Но даже не догадывалась, что и мы можем поучаствовать в этом конкурсном отборе. Заявку надо было отправить до конца года. За какие-то два-три месяца необходимо было подготовить тексты для сборника, хотя бы в черновом виде, чтобы представить его серьезной комиссии. Я подала заявку на издание книги от своего имени – Юлии Николаевны Французовой. И накануне Нового 2018 года нам объявили, что мы прошли конкурс и нам будут выделены деньги на издание. И мы вплотную стали работать над книгой.

Инициативная группа

Мы – это Фонд Французова: его семья и друзья. Группа небольшая – человек 10. Прежде всего это владимирские художники – Юрий Ткачев, Валентина Гилазутдинова, Михаил Изотов, Михаил Кочешков, московские искусствоведы Виктор Калашников и Сергей Гавриляченко, председатель Союза художников Владимирской области Дмитрий Холин. В работе фонда принимают участие не только владимирские художники, но и из Москвы, Санкт-Петербурга, Иваново, других мест.

Труднее всех в подготовке к изданию книги пришлось Юрию Ткачеву. Именно ему пришлось определяться со структурой сборника. Юрий Константинович является бессменным автором и составителем всех наших изданий за последние 25 лет. Он же и редактор, и дизайнер, и технический директор, и верстальщик. Един во всех лицах, уникальный человек. Талантливый художник и преданный ученик Французова. А тут такое обилие материала! Не только за последние 25 лет со дня кончины Французова, но и при его жизни о нем много писали и издавали. И надо отдать должное самому Борису Федоровичу, многое сохранилось в его архиве. Но что-то пришлось и искать, в том числе и с помощью областной библиотеки.

Я занималась в основном организационными моментами: собрать, обзвонить, напомнить, принести, новый материал обнаружить, определить его ценность… Причем все, к кому я обратилась с предложением написать свои воспоминания о Французове, отозвались с радостью. А преподаватели русского языка и литературы – мои подруги Ольга Гавриловна Ручко и Наталья Борисовна Сидорова помогли нам с редактированием и корректурой книги.

Юрий Ткачев “Август. Вечер. Дровники”

О названии

Через два месяца работы над книгой мы поняли, что просто воспоминаний о Борисе Федоровиче, какой он был замечательный художник и человек, – этого мало. Наша книга превратилась во что-то большее, чем просто сборник статей различных людей. Те, кто приносил нам свои воспоминания, говорили не только о нем, но и о его времени. Как-то так само собой получилось. Видимо, масштаб творчества Французова так велик, что люди неизбежно говорили о времени.

Поэтому мы решили назвать книгу так, как она и названа: «Борис Французов и его время». Кто-то мне даже сказал: «Как-то вы слишком громко заявились. Уже есть подобная книга «Андрей Рублев и его время». Я поделилась своими сомнениями с Юрием Ткачевым, и он мне ответил: «И что, Юлия Николаевна? «Борис Французов и его время» – почему нет? Это же время Французова, это не просто художник – это целая эпоха. Мы, что, не имеем право на такое название?»

Сама я долго не могла это усвоить. И сыну поначалу не понравилась эта концепция: «Хотели просто воспоминания о живом человеке. А у вас целая энциклопедия о Французове получилась». Когда близкого тебе человека вдруг называют гением, великим – ты с большим трудом в это веришь. Но вот же пишут: «Современные искусствоведы отводят ему место в ряду классиков, определивших важнейшие пути развития русского искусства – А.Г. Венецианова, А.А. Иванова, А.К. Саврасова, В.И. Сурикова». Обоснование этих слов привел московский искусствовед Виктор Калашников, который написал для нашей книги вступление.

Обоснование всего

Виктор Евгеньевич – автор главных, можно сказать, программных статей к нашим изданиям. Он защитил кандидатскую диссертацию об отдельных  тенденциях развития графики на примере Владимирского региона, где глава о Французове занимает значимое место. Он пишет о владимирской графике как о значительном явлении конца XX века и о Борисе Французове как его ярком представителе. Как искусствовед Калашников доказывает, что Французов – непревзойденный мастер графики и создатель графической картины. В этом и есть его новаторство:  именно с приходом Французова графика получила совершенно новое, картинное звучание. Поэтому его имя и стоит в одном ряду с великими художниками, каждый из которых привнес что-то новое в русское искусство. Вот пришел Французов – и графика получила иное звучание. Нам, его современникам, это еще не совсем понятно. Ладно, я, вдова – каждая женщина может считать своего мужа гением. Но это говорит профессиональный искусствовед:  «Его искусство соотнесено с масштабом всего русского мира с его проблемами, открытиями, величием и его трагидийностью».

Борис Французов “Вековуха”

«Слово о художнике»

Открывает первый раздел книги статья епископа Иннокентия. Когда-то он был художником, талантливым графиком. Они познакомились со Французовым, кажется, на Челюскинской даче. В то время это был Яков Яковлевич Яковлев – Яшка, как называл его Французов. По семейным обстоятельствам он вынужден был уехать из Новосибирска в Москву или Подмосковье. И Французов уговорил его осесть во Владимире. Яковлев продал там квартиру и переехал сюда с семьей. Борис Федорович ему помог вжиться в местный Союз художников, где поначалу его приняли не очень доброжелательно, как чужака. Уже тогда Яковлев был глубоко верующим человеком и не скрывал этого. А это было еще начало 80-х – время воинствующего атеизма. Первое время Яша работал в мастерской Бориса Федоровича, а потом свою получил. На Яшиной машине они вместе ездили на этюды и по всяким делам. Короче, они были друзьями не разлей вода.

Потом после долгой болезни умерла жена Яши Лариса Ивановна, и он принял священничество, стал дьяконом. Затем постриг, он становится отцом Иннокентием, известным лицом во Владимирской епархии, правой рукой владыки, занимал пост секретаря Владимиро-Суздальской епархии. Отец Иннокентий причащал Бориса Федоровича и отпевал его после смерти. Естественно, он должен был написать слово о Французове. Пришлось связываться с ним через его дочь Тамару, потому что он стал епископом Нижнетагильским и Серовским. Я попросила его написать вступительное слово о Французове для новой книги. И он написал его и прислал мне по электронной почте. И это вступление придало особый вес нашей книге. А в этом году его опять вернули во Владимиро-Суздальскую епархию, и отец Иннокентий сейчас епископ Александровский и Юрьев-Польский.

«Избранные публикации»

В этом разделе мы собрали статьи и местных журналистов, и столичных искусствоведов. Особняком стоит трогательная статья из костромской газеты «Северная правда» 1987 года. Это написала и не искусствовед, и не журналист, по-моему. Просто мнение женщины, посетившей выставку Французова. Мы нашли вырезку из этой газеты в архиве Бориса Федоровича.

Поразила еще одна статья – «Молодой живописец», газета «Знамя», 1961 год. Это самая первая публикация о Французове, ему 21 год, он работает на ткацкой фабрике художником-оформителем, где когда-то работали его родители. Умильно сейчас читать такие строки: «Скромная профессия у Бориса. О нем не скажешь, что перевыполнил план, что он впереди соревнующихся, и, читая лозунги, люди думают не о том, кто их писал, а о том, что в них написано. Профессия скромная, но любит ее Борис». А еще там сказано, что весь номер этой газеты оформлен его рисунками на тему полета человека в космос.

Редактор «Призыва» Николай Иванович Демьянов часто сам писал о Французове. Первая мастерская Французова была в том же доме и подъезде, где жила семья Демьяновых. Поэтому они хорошо знали друг друга. И в шахматы играли, и чаи распивали. На выставки всегда Николай Иванович приходил и очень любил творчество Французова. Даже в Зауичье летом к нам приезжал, перед тем как написать статью. Трясся на электричке, потом на автобусе и пешком от деревни Дмитриково 3 км. Там мы все лето проводили, специально дом купили. Мастерская под открытым небом, не любил Французов слово «пленэр». Целый день с нами Николай Иванович провел. «И что ты нашел в этой деревне?» – шутя спросил он. И действительно, ничего примечательного в ней нет, не поражает она какой-то особенной красотой. Есть деревни и более живописные, где художнику может быть интереснее. Скромная, неприметная, неброская, но страстно им любимая…

«Говорит Французов»

Этот раздел открывает глубокий по содержанию «Монолог на выставке». Французову 41 год, персональная выставка во Владимире, интервью у него берет Александр Александрович Бобров, известный советский поэт, один из инициаторов Фатьяновских праздников, почвенник, как и Борис Федорович. Эта статья была опубликована в журнале «Литературная Россия», где и работал Бобров. По сути это монолог, точный, емкий: «По-моему, сейчас дыхание времени – это осознанные поиски гармонии, тишины. Вот такой величественной, которая разлита в природе… Да, я часто обращаюсь к пейзажу. Он не просто простор и красота, но еще и колыбель национального характера и глубинный свидетель истории…»

Еще один уникальный материал – сценарий фильма «Пейзаж. Монолог художника Бориса Французова» режиссера Виктора Шкурко. Это тоже все промыслительное! Борис Федорович дружил с Герой Овчинниковым, зам. директора областного архива, да и жили мы в одном дворе. Этот Гера Овчинников познакомил Бориса Федоровича со своим другом – Виктором Шкурко. Он был доктором, закончил медицинский институт, а потом переквалифицировался в режиссеры документальных фильмов в основном православной тематики. Виктор любил Владимир, часто приезжал к Гере, так и познакомился со Французовым. Он учился во ВГИКе и решил делать дипломную работу о Французове. Нашел оператора замечательного, специально музыка была написана к этому фильму. По-серьезному работал. С оператором осенью целую неделю жили в Зауичье и снимали там пейзажи, когда нас уже там не было. Восьмиминутный фильм смотрится на одном дыхании! Суть художника в нем очень точно передана. А за кадром звучит монолог Французова, его голос. Виктор сразу отозвался на мою просьбу и прислал сценарий своего фильма.

Почти детективная история получилась с публикацией интервью Французова искусствоведу Валентину Гусеву. Оно нигде не было опубликовано, но я знала, что оно существует. Потому что в мастерской хранилась полуистлевшая пленка для катушечного магнитофона, и на коробочке было написано «Интервью с Гусевым, 1976 год». Я решила ее реанимировать и пошла сначала на радио к Валерию Скорбилину. Там поработали с ней, но восстановить запись не смогли. Тогда через знакомых я отдала ее специалистам нашего университета. Они смогли восстановить отдельные фрагменты, а расшифровкой занимался наш сын Борис. Потом еще редактировали Наталья Борисовна с Ольгой Гавриловной. Очень редкая запись, не сохранившаяся на нашем владимирском радио, как и многие другие.

Мой скромный вклад

Я сама не хотела писать, не умею. Сын очень хорошо написал об отце, образно. Это чувство слова ему от отца передалось. А я никак не могла, пока мне одна подруга не сказала: «Ко всем пристаешь, а сама в стороне хочешь остаться? Нет уж, пиши!» Сначала мой рассказ на диктофон записал журналист Михаил Язынин, друг моего сына. Это его была идея: «Мам, ты говори, что хочешь, вспоминай, Язынин запишет, а я обработаю». Говорила я долго, часа два, сын расшифровал, распечатал, я прочитала, и мне ничего не понравилось. В конце концов стала сама писать, мучительно, в течение нескольких месяцев вспоминать, советоваться. Напишу кусок – бегу к Наталье Борисовне и Ольге Гавриловне. Они похвалят меня, кое-где поправят, поддержат, успокоят. Очень мне помогли. Тоже хотела о времени написать, но я почти ничего не знаю о Союзе художников того времени. И очень жалею, что в книге мало написано об этой организации. Не нашли мы такого человека, кто мог бы подробно о нем нам поведать. Многие уже умерли, а оставшиеся мало что помнят.

А я была очень далека от всего этого – так судьба сложилась. Если бы не окружение Французова, его друзья, я бы не знала, что делать. Все благодаря им. Не думайте, что я такая пробивная, нет. Они руководят мною, подсказывают, направляют, остерегают, оберегают, утешают – замечательные, благороднейшие люди!

Книга вышла тиражом 500 экземпляров. Несколько десятков дали семье, мы раздарили их авторам воспоминаний, а их 40 человек! Остальное разошлось по библиотечной сети. Поэтому эту уникальную книгу о великом графике и его времени можно почитать в библиотеках нашей области. Кроме того, ее можно скачать на сайте Союза художников Владимирской области из новости о презентации книги.

Записала Татьяна Лысова

Фото из книги “Борис Французов и его время”

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Как с вами связаться? (обязательно)

Сообщение