18+

Коррупционеров казнили при царе и советской власти

Борьба с мздоимцами актуальна для современного общества

Коррупция в любой стране – это та многоголовая гидра, у которой, несмотря на все попытки ее уничтожить, вновь и вновь отрастают новые головы. Не является в этом плане исключением и Россия, причем в разные века и при любом политическом строе. Достаточно вспомнить историю архангельского губернатора времен Петра Великого Алексея Курбатова.

Соблазн велик

Бывший крепостной, он выдвинулся благодаря своим талантам и в итоге возглавил Архангельскую губернию – в ту пору Архангельск играл важную роль в торговле с Западной Европой. При назначении на пост губернатора Петр I предложил Курбатову самому определить размер жалованья, пусть даже высокого, с тем, чтобы не было соблазна воровать и брать взятки. Курбатов назвал сумму в несколько раз большую, чем та, которая ему полагалась бы в обычном порядке. Царь не только согласился с ней, но еще и увеличил размер и без того большой зарплаты в три раза. Однако при этом сказал: мол, смотри, заворуешь, повешу!

Курбатов не продержался в Архангельске и трех лет, после чего попал под следствие за воровство и взятки. Повышенное в несколько раз жалованье не спасло от соблазнов. В итоге он умер в 1721 году в тюрьме во время следствия, а то висеть бы ему в петле, как сибирскому губернатору князю Матвею Гагарину, повешенному за лихоимство в том же 1721-м…

Кстати, обличивший Курбатова и Гагарина обер-фискал Нестеров (глава тогдашней тайной службы) был оклеветан перед царем и тоже казнен. Исследователи считают, что таким образом ему отомстили высокопоставленные лихоимцы, среди которых первым был фаворит Петра I князь Меншиков.

Взяли с поличным

При преемниках Петра дело обстояло не лучше. Характерно, что его дочь императрица Елизавета Петровна признавала: «Ненасытная жажда корысти дошла до того, что некоторые места, учреждаемые для правосудия, сделались торжищем, лихоимство и пристрастие – предводительством судей, а потворство и опущение – одобрением беззаконникам».

С появлением в России спецслужбы в виде корпуса жандармов в 1826 году борьба с коррупцией стала одной из основных ее задач. В СССР длительное время насаждался стереотип, согласно которому «голубые мундиры» ловили исключительно революционеров. На самом деле жандармы, особенно в первые десятилетия существования своей службы, по большей части боролись с коррупционерами и нарушителями нравственности, да и революционеров после разгрома декабристов на Руси в сколько-нибудь значительном количестве еще долго не появлялось. И если в столичном обществе после учреждения корпуса жандармов отношение к ним было негативное, то в провинции, которая больше всего страдала от лихоимства чиновников, “голубые мундиры” вызывали совсем иные чувства.

В кратком обзоре общественного мнения, поданном императору Николаю I в 1828 году, говорилось: «В провинции, где нет жандармов, все классы желают их присутствия как защитников от чинимых властями неприятностей и раздоров между ними. До сих пор все интриги и глухие инсинуации разбивались о порог надзора, который внушает страх честолюбцам, интриганам, лихоимцам и взяточникам».

Уже в 1826 году, сразу после появления жандармов, они провели показательное задержание петербургского чиновника коллежского советника Дьякова, который получил в виде взятки 500 рублей заранее мечеными купюрами. После этого его взяли с поличным. Подобная операция стала классической, и эту схему правоохранительные органы с успехом применяют уже почти двести лет.

В 1834 году в Петербурге отмечалось, что присутствие при приеме рекрутов жандармских штаб-офицеров «принесло ощутительную пользу, ибо очевидно уменьшились те зла, какие прежде по корыстолюбию и проискам существовали при рекрутских наборах». Шеф жандармов граф А.Х. Бенкендорф по этому поводу писал: «Нередко взятые неправильно в рекруты были возвращаемы в свои семейства, а на место их поставлялись лиходавцы, старавшиеся избегнуть своих очередей посредством подарков. Теснимые бедные крестьяне обращались к жандармским офицерам с жалобами, которые тогда же разбирались, и правый проситель имел в них защиту».

Впрочем, про самого императора Николая I рассказывали такой анекдот: царь однажды сказал, что он живет в стране, где только он один честный человек и не берет взяток. На что министр финансов граф Канкрин ответил ему: «Вам просто незачем, Ваше Величество».

Неистребимая коррупция

После установления советской власти проблема коррупции не исчезла, приняв лишь иные формы. Уже в мае 1918 года Совет народных комиссаров издал декрет о взяточничестве, предусматривающий тюремное заключение за взятки на срок не менее пяти лет, а также конфискацию имущества. Покушение на получение или дачу взятки приравнивалось к совершенному преступлению. Борьбу со взяточниками и лихоимцами, которую прежде вели жандармы, возложили в том числе на ЧК. И надо отдать справедливость, чекисты вели эту борьбу бескомпромиссно.

Наглядный тому пример – дело Железнодорожного военно-революционного комитета на станции Ковров 1918 года. Тогда на этой важной узловой станции ВРК обладал большой властью, в том числе в организации пассажирских и грузовых перевозок, и контролировал характер грузов, причем располагал собственным военным отрядом. Однако председатель ВРК коммунист Александр Шухов и его члены Павел Салтыков и Федор Смирнов использовали свое положение для личной наживы. Они отбирали продукты у проезжающих, называя это конфискацией, причем не вели никакой отчетности.

Шухов и его подручные издевались над людьми, фактически распоряжались в Ковровских железнодорожных мастерских. Лихоимцы забирали себе теплую одежду и обувь, обирая даже подчиненных им солдат, пользовались также положенными отряду продуктами, вследствие чего красногвардейцы порой голодали. Когда в сентябре 1918-го на станции Ковров произошел инцидент с остановившимся там транзитным воинским эшелоном, солдаты из которого попытались захватить вокзал, Шухов убежал и вместо восстановления порядка пьянствовал до утра.

Следствие по данному поводу вела Владимирская губернская ЧК. Были опрошены свидетели и собраны многочисленные доказательства виновности указанной троицы. Выяснилось, что Смирнов к тому же бывший царский полицейский, а Салтыков, наоборот, раньше был уголовником. Приговор был суров – расстрел для всех троих. Его огласили 23 ноября 1918 года и привели в исполнение в тот же день.

Коррупция была и в Советском Союзе времён «развитого социализма», чему доказательствами, к примеру, стали «громкие» дела Медунова, окружения Рашидова и Щелокова в 1980-е годы. Очередная смена политического строя не только не уменьшила коррупцию, но и придала ей невиданный прежде размах. В числе взяточников в последние годы оказываются чиновники самого высокого ранга – вплоть до министров и губернаторов. И отношение к современным правоохранительным органам, борющимся с коррупцией, пожалуй, зависит от того, насколько будет успешной эта борьба.

Валентин Ремизов

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Как с вами связаться? (обязательно)

Сообщение