18+

Боголюбовская катастрофа сродни обрушению моста в Генуе

Рухнул мост на шоссе Москва - Нижний Новгород

Катастрофа в Италии (на фото вверху), когда 14 августа 2018 года во время обрушения виадука «Мост Моранди» в Генуе погибли 43 человека и еще десяток пропали без вести, заставляет вспомнить о похожих катастрофах в нашем Владимирском крае. У нас самой крупной техногенной аварией с наибольшим числом жертв стало обрушение моста на шоссе Москва – Нижний Новгород 20 мая 1851 года в Боголюбово, когда погибли более полутора сотен человек.

Мост из сырого леса

Боголюбовскую трагедию иногда вспоминают историки и краеведы, но, в сущности, она почти позабыта. Ее предыстория такова: за 80 лет до происшествия, в далеком 1771 году, в России бушевала эпидемия чумы, уносившая тысячи жизней. Только в Москве от «черной смерти» погибло около 100 тысяч человек. Во Владимире, узнав об эпидемии, горожане устроили крестный ход с чудотворной иконой Боголюбской Божией Матери, обнеся образ вокруг своего города. И когда Владимир чума обошла стороной, это обстоятельство объяснили заступничеством Богородицы.

Крестный ход. С картины Ильи Репина

В память столь чудесного события 20 мая по указу императрицы Екатерины II был установлен ежегодный крестный ход из Владимира в Боголюбовский монастырь к чудотворной иконе и обратно в город уже с этим старинным образом. После того как в начале 1840-х гг. было построено шоссе Москва – Нижний Новгород, майский крестный ход стал проходить по нему.

20 мая 1851 года традиционный крестный ход выступил из Владимира в Боголюбово, собрав по обычаю многие тысячи людей. Сколько всего было богомольцев – неизвестно, так как их никто не считал, однако существует свидетельство, что число участников подобных процессий доходило до 15 тысяч человек.

Примерно в 16 часов 20 мая крестный ход во главе с тогдашним епископом Владимирским и Суздальским Иустином (Михайловым) вышел из Боголюбовского монастыря и направился во Владимир. Впереди духовенство несло чудотворный образ. За ним, теснясь и стремясь занять место поближе к иконе, двинулись тысячи богомольцев. Если в начале процессии поддерживался порядок, то дальше люди шли толпой.

Так выглядел Боголюбовский монастырь в 1851 году. Слева виден тот самый мост, который обрушился

У монастыря по направлению к Владимиру на шоссе еще в 1839 году был построен деревянный мост длиной в 34,5 метра и шириной более 10 метров через сухой овраг, причем в спешке для этого использовали сырой лес, что могло способствовать последующей деформации постройки. В 1843 году ведомство путей сообщения утвердило типовые правила, согласно которым на мостах того типа, что имелся в Боголюбово, требовалось устроить дополнительные подпоры и стропильные связи для лучшей прочности конструкции и «дабы уничтожить боковую шаткость моста». Однако для боголюбовского моста подобные подкрепления так и не были установлены. В 1846 и 1850 годах на этом мосту проводился ремонт дощатого настила и деревянных перил, но опоры не ремонтировались.

Хроника катастрофы

В начале пятого часа вечера 20 мая 1851 года, когда голова крестного хода миновала боголюбовский мост и огромная толпа богомольцев вступила на него, произошла катастрофа. Мост рухнул весь, все его опоры разрушились практически одновременно. Как было точно подсчитано, высота от поверхности моста до дна оврага тогда составляла почти 11 с половиной метров (высота нынешнего 4-этажного дома). Масса людей упала в овраг, давя друг друга.

Такие мосты существовали на московско-нижегородском шоссе и в конце XIX века

Как свидетельствовали очевидцы, от моста не осталось ни одного элемента, он развалился, засыпав обломками бревен и досок, а также телами жертв трагедии весь овраг. На месте происшествия не оказалось никаких представителей власти, кроме нескольких полицейских. Поэтому спасением пострадавших занимались те же богомольцы, которым повезло не рухнуть с моста, а также монастырская братия. Всего при обрушении погибло 149 человек, в основном владимирских мещан и крестьян пригородных селений. Еще 58 человек было ранено, из них многие тяжело. Часть из них потом умерли, и общее число жертв достигло 160 человек.

Очевидно, что на площади моста более 320 квадратных метрах в условиях скученности могло находиться не менее 320 человек, и, таким образом, погиб почти каждый второй.

Лишь часа полтора спустя на место трагедии прибыли владимирский вице-губернатор Петр Муравьев (он тогда исполнял обязанности губернатора), жандармский штаб-офицер (аналог нынешнего начальника УФСБ) подполковник Иван Богданов, начальник отделения и начальник дистанции путей сообщения подполковник Запольский и штабс-капитан Яхимовский, в непосредственном ведении которых находился упавший мост, а также владимирские врачи.

Большую часть погибших похоронили в братской могиле на территории монастыря, причем погребение совершил его настоятель архимандрит Феофил. А светские власти начали расследование случившегося. Муравьев, в прошлом военный моряк, совершивший кругосветное плавание, и Богданов, герой кавказских войн, награжденный двумя боевыми орденами, были потрясены увиденным и направили донесение в Петербург.

Месяц гауптвахты за 160 погибших

О боголюбовской катастрофе доложили императору Николаю I. Тот отправил во Владимир своего флигель-адъютанта полковника Алексея Ахматова (четвероюродного деда поэтессы Анны Ахматовой), а главноуправляющий путей сообщения и публичных зданий граф Петр Клейнмихель направил генерал-майора своего ведомства Лаврова и начальника V округа путей сообщения генерал-майора Эрнста Шуберского.

Генерал-майор корпуса путей сообщения Эрнст Шуберский

Первоначально офицеры путей сообщения доложили начальству, что мост «обрушился не от ветхости, но от груза, который он не был назначен выдерживать». Однако потом было установлено, что «сваи подверглись гнилости наиболее в частях, находившихся в земле», то есть попросту сгнили, и мост оказался лишенным надлежащей опоры.

Более того, выяснилось, что еще в марте 1851 года «начальник 6-й дистанции II отделения V округа путей сообщения, инженер-штабс-капитан Яхимовский донес, что мост этот требует освидетельствования». И зав. отделением инженер-подполковник Запольский, освидетельствовав мост, доложил окружному правлению, что в частях свай, находящихся в земле, оказалась гнилость. Мост необходимо перестроить ныне же! – сделал он вывод.

Алексей Ахматов, проводивший расследование обстоятельств катастрофы

Однако бюрократическая рутина привела к тому, что лишь 5 мая 1851 года начальник V округа путей сообщения генерал-майор Шуберский (кстати, имевший ученую степень доктора философии) распорядился начать перестройку боголюбовского моста. Но пока искали подрядчика, движение по фактически аварийному объекту не прекращалось, хотя по существовавшему порядку его требовалось закрыть и устроить временный объезд. Однако офицеры путей сообщения, сами же сигнализировавшие о том, что опоры моста сгнили, понадеялись на русский авось…

В итоге мост построили заново, подполковник Запольский и штабс-капитан Яхимовский отделались месячным пребыванием на гауптвахте, а генерал Шуберский получил выговор «без внесения в формулярный список». Больше не наказали никого!

Происшествия в Коврове, Вязниках и Пенкино

В числе других крупных аварий, связанных с мостами во Владимирском крае, можно назвать обрушение двух пролетов железнодорожного моста через Клязьму у станции Ковров 17 апреля 1867 года. Тогда по счастливому стечению обстоятельств обошлось без жертв, но окончательно последствия аварии устранили лишь три года спустя, потратив огромные средства.

Авария железнодорожного моста у станции Ковров в 1867 году

13 августа 1961 года мотовоз с пассажирским вагоном и платформой, на которой тоже перевозились пассажиры, следуя из Вязников в поселок Бурино, слетел с рельсов в реку из-за того, что мост оказался разведен. Состав следовал раньше положенного срока, тормоза у мотовоза оказались неисправны, а на вагоне и платформе вообще отсутствовали. В этой катастрофе из 75 пассажиров погибло 16 человек, в том числе 1 мужчина, 13 женщин и 2 детей, в основном из числа тех, кто ехал в вагоне. Главный виновник трагедии – моторист Василий Белов, успевший выпрыгнуть из кабины мотовоза, тогда получил 12 лет «зоны», начальник узкоколейной железной дороги Василий Симагин и снявший тормоза мастер Михаил Ефремов – по 8 лет, а два мостовых обходчика – по 5 лет лишения свободы.

Мемориал в Вязниках в память о жертвах катастрофы 1961 года

В ночь на 31 декабря 1978 года в 40-градусный мороз обрушился пролет автомобильного моста через Клязьму на шоссе Москва – Горький у деревни Пенкино. В то время по мосту двигался тяжелый трактор «Кировец», который перевозил экскаватор на платформе. Такого тандема опоры моста в условиях, когда при сильном морозе металл стал особенно хрупким, не выдержали. Тогда, кажется, обошлось без жертв.

Опять русский авось? Очень хочется надеяться, что этот перечень никогда не будет продолжен. Однако, к примеру, в Коврове уже не первый год интенсивно эксплуатируется официально признанный аварийным путепровод в центре города над линией Горьковской железной дороги, по которому ежедневно проходят десятки автобусов и троллейбусов, не считая многочисленных грузовых и легковых авто. Видимо, руководство ковровской мэрии во главе с Анатолием Зотовым тоже надеется на пресловутый русский авось?

Николай Фролов

Верхнее фото: strana.ua

Обсуждение 1

  • негодующий:

    ужасно отвратительный популизм на трагедии. зачем? кому нужна эта история?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Как с вами связаться? (обязательно)

Сообщение