18+

Как герой наполеоновских войн Владимирскую губернию споил

История "эффективного менеджера" XIX века

Ровно 200 лет назад в 1818 году в Москве состоялся большой бал в честь посетившего древнюю столицу императора Александра I. Действо проходило в Грановитой палате Кремля. Наблюдавший за танцующими парами со стороны государь подозвал к себе молодого щеголя во фраке:

— Здравствуй, Муромцев! Почему не служишь?

— Французская пуля, которую я ношу со Смоленска, тому причиной, Ваше Величество!

— Если тяжело в военной, иди в статскую, мне вице-губернаторов не достает.

— Я только год в отставке, до этого десять лет в полку, не взыщите, государь…

Царским собеседником был отставной 29-летний полковник Матвей Матвеевич Муромцев — участник русско-шведской и герой Отечественной войны 1812 года. При обороне Смоленска он был тяжело ранен, причем попавшую в голову пулю не удалось извлечь…

Герб рода Муромцевых

В 1819 году Александр I вновь решил предложить Муромцеву вернуться на государственную службу. На этот раз царь… приехал к герою прямо домой. И хотя честь была велика, молодой полковник вновь отказался. И только год спустя император, теперь уже через своих приближенных, убедил Матвея Муромцева принять предложение и занять пост владимирского вице-губернатора. Решающим аргументом стала срочная необходимость для государства наладить во Владимирской губернии продажу… вина!

Герой наполеоновских войн

Матвей Матвеевич Муромцев из старинного дворянского рода в 18 лет поступил на службу в лейб-гвардии Измайловский полк. С 1808-го по 1814 год он принял участие в войне со Швецией, в Отечественной войне 1812 года и в заграничных походах русской армии. Тяжело раненный в голову под Смоленском (за этот бой его наградили орденом св. Владимира IV степени), он до апреля 1813-го восстанавливал свои силы, а потом в качестве адъютанта известного генерала Алексея Ермолова сражался при Лютцене, Бауцене, Кульме и Лейпциге, получив еще одно ранение и два ордена. Ермолов называл Муромцева “адъютант-стрела” за быстроту передачи приказаний. Весной 1814 года лейб-гвардии штабс-капитан Муромцев участвовал в штурме Монмартра и взятии Парижа.

Генерал Алексей Ермолов

После окончания долгой войны Муромцев отправился в Орел, сопровождая генерала Ермолова, собравшегося туда навестить родителей. В Орле в него без памяти влюбилась барышня Варвара Лутовинова, богатая невеста. О развязке этого романа Муромцев позже рассказывал не без иронии:

“В Орле я познакомился с Варварой Петровной, она была мне родней, очень богата и совершенно свободна. Ей вздумалось в меня влюбиться. Из Орла она переманила меня в свое село Спасское, где в мою честь давала праздники, иллюминацию, у нею был домашней театр и музыка. Все с ее стороны были ухищрения, чтобы за меня выйти замуж. На мои именины, 9 августа, она преподнесла мне в подарок купчую на Елецкое имение в 500 душ. Но я был молод и потому отверг подарок, изорвав купчую. Я уехал от нее ночью тихонько”.

Вскоре Лутовинова вышла замуж за полковника Сергея Тургенева, который был моложе ее и дара не отверг. От этого брака родился великий писатель Иван Тургенев.

А Муромцев тоже вскоре женился на Варваре Бибиковой, сестре будущего министра внутренних дел Дмитрия Бибикова. Вскоре Бибиков получил назначение вице-губернатором во Владимир. Однако потом он перевелся в Саратов, а на его место как раз назначили Муромцева с задачей активизировать продажу спиртного для увеличения доходов казны.

Задача государственной важности

Для того чтобы пополнить бюджет порядком разоренной во время длительных войн страны, министр финансов граф Дмитрий Гурьев ввел казенную монополию продажи вина и водки. И от местных властей требовалось добиться рекордных продаж горячительного. Это была почти военная задача, и для ее выполнения Петербург сделал ставку на офицеров-фронтовиков.

Министр финансов Дмитрий Гурьев

Сам Матвей Матвеевич вспоминал о своем возвращении на службу и определении во Владимирскую губернию так:

“В 1821 году (Муромцев путает годы, на самом деле это было в 1820-м. – Прим. автора) Дмитрий Гаврилович Бибиков назначен был вице-губернатором во Владимир при открытии новой операции казенных откупов. Проезжая в Петербург, он уговорил меня ехать с собою представиться к министру финансов графу Гурьеву и убеждал меня взять место вице-губернатора. Сын графа, Александр Дмитриевич, меня очень любил. Мы были знакомы в Дрездене; он еще более настоял, чтоб я взял место вице-губернатора. Это был первый год операции, и граф искал людей, на которых мог бы положиться. Я согласился. Так как Дмитрий Гаврилович был переведен в Саратов, то меня и назначили на его место во Владимир. Я был молод и фанатик исполнения обязанностей. Все силы и средства употребил за смотрением, и конечно мне удалось: продано было до 900 тысяч ведер, чего никогда не бывало… В то время, то есть в казенные сборы, большая часть вице-губернаторов нажили огромное состояние, не только безнаказанно, но они получили вес в публике и теперь имеют места и значения. Стоило ли быть честным человеком, как подумаешь? Ни общее мнение, ни правительство за это не награждают, даже почитают глупым того, кто не воспользовался случаем”.

“Казенка” – казенная винная лавка

Проданные Муромцевым за неполный год 900 тысяч ведер вина, или 11 миллионов 70 тысяч литров, принесли казне огромную по тем временам сумму в 6,3 миллиона рублей. Достаточно сказать, что Казанский собор в Санкт-Петербурге обошелся в 4,7 миллиона. То есть, по сути, жители Владимирской губернии за восемь месяцев пропили без малого полтора собора! Неудивительно, что “эффективного менеджера” по продажам спиртного вскоре перевели из рекордного по питию Владимира в отстающий Тамбов. Муромцев наладил продажу казенного вина и там, о чем потом писал: “Тамбовская губерния шла очень плохо, и граф Гурьев с моего согласия перевел меня туда для исправления дел. Я приехал в Тамбов, где злоупотребления были ужасные. Я дела исправил, и они пошли хорошо”.

Неотъемлемые атрибуты казенки

Мафусаилов век несостоявшегося декабриста

Впрочем, спаивать народ, хотя бы и в высших государственных целях, экс-гвардейцу быстро надоело. Уже в 1821 году он вышел в отставку под предлогом расстроенного здоровья. Мучившую его французскую пулю удалили. После этой операции ветеран наполеоновских войн лечился на водах в Пятигорске вместе со своим приятелем поэтом Константином Батюшковым. Сегодня известно, что Муромцев был близок к декабристам и во многом разделял их убеждения, однако после разгрома восстания его никто не выдал, и бывший владимирский вице-губернатор избежал сибирской ссылки.

Сын М.М. Муромцева – гофмейстер Леонид Муромцев

Позже М.М. Муромцев занимал пост саратовского вице-губернатора, служил таврическим губернатором, управлял Крымом и достиг генеральского чина. Судьба отпустила ему долгий век — Матвей Матвеевич скончался в 1879 году в 90-летнем возрасте. Уже находясь в окончательной отставке, до самых последних дней он был бодр и физически крепок, очень любил в зимнюю пору кататься на коньках. Его любимый сын Леонид сделал блестящую карьеру, достигнув чина тайного советника и придворного звания гофмейстера, получив множество орденов вплоть до св. Александра Невского.

Однако во владимирскую историю Матвей Матвеевич Муромцев, достойный во всех отношениях человек, вошел сомнительным рекордом по продаже алкоголя в нашей губернии, которого, кажется, никому превзойти так и не удалось.

Николай Фролов

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Как с вами связаться? (обязательно)

Сообщение