18+

Крепостная актриса имела владимирские корни

Отец Полины Ковалёвой был кузнецом князей Черкасских

В отечественной истории один из самых романтических женских образов – графиня Прасковья Шереметева, до брака – Ковалёва. Крепостная крестьянская девка (именно так по официальным документам), став примой частного театра графа Николая Шереметева, она покорила своего господина. Тот предложил ей руку и сердце. Считается, что Прасковья появилась на свет в 1768 году в Ярославской губернии. Однако сейчас выясняется, что у неё были владимирские корни.

Неизвестный источник

В пору СССР судьба крестьянской девушки Прасковьи Ковалевой, получившей на сцене псевдоним Жемчугова, стала почти хрестоматийным примером того, как крепостная актриса, вопреки условностям света, вышла замуж за первого богача империи. Об этом много писали, Прасковье Ивановне посвящали музейные экспозиции и даже сняли фильм по мотивам биографии «Крепостная актриса» (еще одна кинокартина «Графиня Шереметева» появилась в 1994 году). Однако и тогда, и теперь мало или почти совсем ничего не известно о семье крестьянки-графини и ее предках.

Первым, кто отыскал владимирские корни графини Прасковьи Шереметевой, оказался известный советский писатель и общественный деятель Владимир Алексеевич Чивилихин. В частности, в своей первой книге ставшего уже классическим романа-эссе «Память» он писал о Ковалевой-Жемчуговой следующее:

«В детстве Параска была обыкновенной босоногой девчонкой и, должно быть, на всю жизнь запомнила окружавшую ее грязь, невежество, черную отцовскую кузню и запах жженых лошадиных копыт – Иван Горбунов, или Ковалев, был крепостным кузнецом Шереметевых, жил вначале во Владимирской губернии, потом вблизи Кускова, свою фамилию получил, наверное, по профессии, и, когда… родилась у него дочь, он, конечно, не думал не гадал, что ждет ее особая судьба: она еще четырежды сменит свою «родовую» фамилию, станет первой знаменитой артисткой России, а умрет графиней…»

Портретное изображение Прасковьи Ивановны Ковалевой-Жемчуговой, в замужестве графини Шереметевой

Однако свой источник Чивилихин не открыл. А уточнить у него уже оказалось нельзя. Так сложилось, что первая часть «Памяти» впервые была напечатана в «Роман-газете» в марте-апреле 1985 года, позже второй части той же книги, увидевшей свет несколькими годами раньше. Но сам писатель ушел из жизни 9 июня 1984 года всего лишь в 56-летнем возрасте, и, таким образом, первая часть «Памяти» опубликована посмертно…

Кузнец в приданое

Иван Горбунов-Ковалев первоначально являлся крепостным князей Черкасских. Граф Пётр Борисович Шереметев (отец будущего супруга актрисы) в 1743 году совершил очень удачный брак. Его жена, княжна Варвара Алексеевна, была дочерью канцлера Алексея Михайловича Черкасского – богатейшего человека в России. И потому Пётр Шереметев получил огромное приданое. Очевидно, что крестьянин-кузнец Иван Горбунов-Ковалев сначала являлся крепостным князя Алексея Черкасского, затем его дочери Варвары и только потом стал «крещеной собственностью» его сиятельства графа Шереметева.

Село Васильевское бывшего Суздальского, а потом Шуйского уезда – крупное имение, доставшееся Шереметевым от Черкасских

У князя Алексея Михайловича Черкасского и его отца князя Михаила Яковлевича Черкасского, ближнего боярина Петра Великого, имелись обширные имения в пределах будущей Владимирской губернии. Среди них можно назвать село Иваново – будущий город Иваново-Вознесенск и нынешний центр 37-го региона, большое село Васильевское Суздальского, а потом Шуйского уезда, село Санниково Ковровского уезда, село Парша Юрьев-Польского уезда, а также села Опарино и Богородское Александровского уезда.

Князь Алексей Михайлович Черкасский

Это только крупные села, не считая десятков деревень. Только в Суздальском уезде Черкасским принадлежало более 2000 крестьянских дворов и более 7000 крепостных крестьян. Так что неудивительно, что крепостной кузнец Иван Степанович Горбунов, или Ковалев, был родом из одной из вышеперечисленных вотчин. А помещики в XVIII столетии запросто переводили своих крепостных из одного села или деревни в другие по собственной прихоти.

Руины усадебного дома в селе Опарино бывшего Александровского уезда – имении Черкасских

Влюбился по уши

По легенде, точного документального подтверждения которой нет, Горбунов-Ковалев с семьей по воле барина, уже графа Петра Борисовича Шереметева, оказался переведен в одну из ярославских вотчин. Там якобы впервые встретились крестьянская девушка Параша и молодой граф Николай Шереметев. Этому сюжету посвящена народная песня, которая начинается так: «Вечор поздно из лесочка/ Я коров домой гнала./ Лишь спустилась к ручеечку/ Близ зеленого лужка -/ Вижу, барин едет с поля./ Две собачки впереди,/ Два лакея позади…». Традиция приписывает авторство этой песни самой Прасковье Ковалевой-Жемчуговой, хотя, конечно же, это не более чем фольклор.

Граф Николай Петрович Шереметев

Скорее всего все случилось иначе. Никакой коровы не было, как и романтической встречи а-ля пушкинская «барышня-крестьянка» «близ зеленого лужка». А просто при отборе талантливых девушек для крепостного театра графа Прасковья попала в их число. И уже потом, проявив свои выдающиеся таланты на сцене, привлекла внимание барина, который в неё и влюбился, что называется, по уши.

В том, что помещик прельстился своей крепостной – безотказной и полностью зависимой от него, в том числе в жизни и смерти, девушкой, нет ничего необычного. Гаремы из крепостных девок имелись у многих, если не у большинства российских помещиков. Известно, что и у Пушкина имелась как минимум одна наложница из крепостных его отца. А в нашей губернии классическим стал случай, когда ковровский предводитель дворянства Михаил Култашев имел четырех сыновей от четырех дворовых крепостных девок, причем всех своих детей признал и даже выхлопотал при императоре Александре I для них потомственное дворянство.

Серьёзное свидетельство

Уникальность случая с графом Шереметевым и Ковалевой-Жемчуговой в том, что титулованный родственник царствующей династии Романовых и один из наиболее знатных и богатых женихов России вступил в официальный брак со своей крепостной, а сын от этого неравного союза стал продолжателем графского рода. Теоретически, путем поисков в архивах, существует возможность установить, из какого села или деревни нашего края происходил отец знаменитой графини Шереметевой. Однако это поистине титанический труд с неопределенными перспективами.

Владимир Алексеевич Чивилихин

А вот свидетельство Владимира Чивилихина, хотя и не профессионального историка, но человека скрупулезного и, можно даже сказать, дотошного, ради установления того или иного исторического факта перерывавшего архивы и библиотеки, можно считать весьма авторитетным. Владимир Алексеевич многие книги и документы вообще помнил наизусть (например, знал от первой до последней строки текст «Слова о полку Игореве», да еще и с учетом разных редакций его перевода). Он обладал феноменальной памятью и удивительной работоспособностью. Вероятно, во время одного из своих бдений с архивными документами или книгами ему и попалась на глаза информация о происхождении кузнеца Горбунова-Ковалева, о чем он, как о бесспорном факте, мельком и сообщил в своей «Памяти».

Но поскольку, как уже говорилось, эта часть книги увидела свет уже после смерти автора, то узнать подробности находки уже не удалось. Остается надеяться, что маленькое открытие Чивилихина, представляющее, без сомнения, большой интерес для нас, жителей Владимирского края, кому-нибудь все-таки удастся повторить. А пока остается принимать на веру информацию из «Памяти», считая семью легендарной графини-актрисы нашими земляками.

Николай Фролов

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Как с вами связаться? (обязательно)

Сообщение