18+

Владимирские пастыри ходили под Андреевским флагом

Текст указа гласил: ««В Российском флоте содержать на кораблях и других военных судах 39 священников». Именно столько в ту пору насчитывалось линейных кораблей и фрегатов в молодом российском флоте, причем почти все на Балтике. Самые крупные из них, например, линкоры «Гангут» и «Лесное» имели экипаж в 800 человек, и без батюшки на борту было не обойтись. Первоначально Петр I пытался привлекать для службы на военных кораблях белых (женатых) священников, однако вскоре стало ясно, что лучше всего для подобного служения подходят иеромонахи. И примечательно, что из корабельных иеромонахов «первой волны» было немало наших земляков – выходцев из пределов будущей Владимирской губернии.

Походы на военных кораблях в разное время совершали сразу четыре суздальских и владимирских архиерея. Епископ Вениамин (Фальковский), возглавлявший Суздальскую епархию в 1738 году, ранее в 1725-м совершил поход из Ревеля в Стокгольм на 32-пушечном фрегате Балтийского флота «Крейсер», назначенный пастырем российского посольства в Швеции. В 1727 году иеромонах Вениамин стал наместником Александро-Невского монастыря в Петербурге, из которого обычно назначались корабельные иеромонахи. Новый наместник озаботился тем, что некоторые из братии обители, определенные на флот, ведут неподобающий монахам образ жизни и отступают от иноческих правил.

Он писал в Святейший Синод в январе 1728-го, что назначенные из Александро-Невского монастыря в Ревельскую и Кронштадтскую эскадры иеромонахи «довольное время и многие годы в кампаниях разных служили, а некоторые из них ни монастыря, ни монастырской службы отнюдь не знают». Наместник упоминал двух иеромонахов, которые «немногое время, и то не без порока, в монастыре пожив, выправивши указ быть беспременно во флоте, живут там во всяком бесстрашии, не без соблазна тамошних обывателей».

Суздальский епископ Симон II (Тихомиров) с начала 1720-х гг. служил корабельным иеромонахом на Балтике, а к 1728 году нес послушание ризничего в Александро-Невском монастыре в Петербурге. Затем он был наместником в той же обители, а в 1739-1747 гг. состоял епископом Суздальским.

Титулярный епископ Переславль-Залесского (этот город позже 140 лет входил в состав Владимирской губернии) Иннокентий (Кульчицкий) тоже послужил под Андреевским флагом. В 1719 году по указу Петра I иеромонах Иннокентий был переведен соборным иеромонахом в Александро-Невский монастырь в Петербурге и назначен на 32-пушечный фрегат Балтийского военного флота «Самсон».

Корабль, на котором служил святитель, имел славные боевые традиции. Построенный в Голландии в Саардаме (где проходил корабельную науку Петр I) он был куплен князем Меншиковым и подарен Петру Великому. Государь включил «Самсон» в состав Балтийской эскадры. С 1711 г. корабль принимал самое активное участие в войне со шведами, конвоировал транспорты, высаживал десанты, захватил 3 шведских военных корабля и 8 транспортных судов. Экипаж фрегата состоял из 200 человек, которые в 1719 году и стали паствой о. Иннокентия.

В том году «Самсон» крейсировал в Балтийском море и в июле совершил поход в пролив Зунд, для выяснения намерений командующего английской эскадрой адмирала Нориса, который привел свои корабли на Балтику.
После флотского служения иеромонах Вениамин был назначен первым обер-иеромонахом Финляндского корпуса, а потом наместником Александро-Невской Лавры. В 1721 году иеромонах Иннокентий был хиротонисан во епископа Переяславль-Залесского и назначен начальником духовной миссии в Китае.

Много позже иеромонах Сергий (Страгородский) – будущий Патриарх Московский и всея Руси, а в 1917-1924 гг. митрополит Владимирский, в 1891 году был назначен корабельным иеромонахом на новейший броненосный крейсер «Память Азова». Построенный на Балтийском заводе в Петербурге, этот корабль водоизмещением 6734 тонны, вооруженный двумя 203-мм и 13-ю 152-мм орудиями входил в состав Тихоокеанской эскадры. Паства иеромонаха Сергия состояла из 23 офицеров и 546 матросов экипажа крейсера. В 1891 году этот корабль совершил переход во Владивосток через Средиземное море, Суэцкий канал в Японию.

На Дальний Восток крейсер «Память Азова» доставил цесаревича Николая Александровича – будущего императора Николая II со свитой. Но в японском порту Коба на цесаревича Николая было совершено покушение, и он был ранен сабельным ударом в голову. На крейсере было получено повеление императора Александра III о прекращении путешествия и возвращении. В мае 1892 года о. Сергий перевелся с корабля, ушедшего на Балтику, в Японию в состав духовной миссии, где оставался до 1893-го.

Что же касается корабельных иеромонахов «петровского призыва» из нашего края, их известно немало. Например, уроженец Суздаля Иосиф (Златоустовский) в 1721-1728 гг. служил на шняве «Вестеншлюп» (бывшей шведской бригантине «Берннгардус», захваченной в Эзельском сражении) в составе Ревельской эскадры, а потом в Кронштадте при «морской гошпитали» в часовне при Петербургском корабельном дворе. В 1728-м ему было предложено занять место иеромонаха на новом 100-пушечном корабле «Петр I и II», построенном по проекту Петра I и достроенного после его смерти, однако Иосиф отказался, сославшись на болезнь.

Сын дьячка из Суздальского уезда архимандрит Моисей (Николаевский) в 1721-1722 гг. служил на 64-пушечном линейном корабле «Москва», а затем до 1725-го находился в «в Кронштадте при эскадре».

Уроженец Суздаля иеромонах Виктор (Ростовский), сын служителя Суздальского архиерейского дома, в 1721 году был назначен на 34-пушечный фрегат «Стор-Феникс», а в 1722-м его перевели на 60-пушечный корабль «Шлиссельбург» с экипажем 470 человек. Всего о. Виктор сделал 6 кампаний во флоте.

Иеромонах Павел (Суздальский), казначей Суздальского архиерейского дома, в 1721 году был определен на 64-пушечный корабль Балтийского флота «Ингерманланд» – любимый корабль Петра I, который лично разработал данный проект и обычно держал свой флаг именно на «Ингерманланде».

Летом того года царь Петр на «Ингерманланде» во главе отряда кораблей ходил из Ревеля в залив Рогервик и принимал там маневры Балтийского флота. Иеромонах Павел участвовал в этом походе на флагманском корабле, окормляя государя со свитой и экипаж корабля из 470 матросов и офицеров.

Уроженец Владимира иеромонах Матвей (Голованский), сын владимирского купца, в 1722-1726 гг. служил в Ревеле на эскадре в составе трех 54-пушечных кораблей «Санкт-Михаил», «Рафаил» и «Не тронь меня» и двух 32-пушечных фрегатов «Крейсер» и «Яхт-хунд» («Охотничья собака» по-голландски).

Архимандрит Герасим (Гороховской), иеромонах Троицкого Николаевского монастыря из Гороховца в 1722 году был назначен на 34-пушечный фрегат «Стор-Феникс» в составе Котлинской (Кронштадтской) эскадры, затем перемещен в Ревель, а всего служил на флоте до 1728-го.

Архимандрит Иаков (Богданников), сын церковника из Юрьева-Польского, в 1721 году был назначен на транспортный 14-пушечный корабль гукор «Первый капер» с экипажем 60 человек. С 1728-го он состоял при «морской гошпитали» при часовне Петербургского «корабельного двора», где прослужил до 1730 года.

Таким образом, на кораблях под славным Андреевским флагом петровского флота служило немало пастырей, родом из наших мест. И если когда-нибудь появится книга о владимирцах-моряках (таковая, к примеру, уже давно издана в Костромской области), биографии корабельных пастырей из Владимира, Суздаля, Гороховца, Юрьева-Польского и, возможно, других городов и сел Владимирского края должны занять там подобающее почетное место.

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Как с вами связаться? (обязательно)

Сообщение