18+

Задружиться еще крепче монахам и музею мешает закон

Общее хозяйство

В плане истории Михаило-Архангельский монастырь – место очень интересное. Он был построен в  XIII веке князем Святославом, сыном Всеволода Большое Гнездо, для Дмитрия, своего сына от дочери Петра и Февронии Муромских. Монастырь разорялся трижды: при монголо-татарах, поляках и после революции. В XX веке на его территории размещался штаб ЧК и производство. В 60-х в бывшем монастыре сделали музей.

– Когда в начале 2000-х вышел закон о возвращении церковной собственности, я испугалась, что мы окажется в первых рядах на выселение, – вспоминает Надежда Егорова, директор Юрьев-Польского историко-культурного и художественного музея. – Монастырь, где мы располагаемся, очень приятный, ухоженный. А музей хоть и очень хороший, но все же не такой важный, чтобы «наверху» пожалели его отдавать. Поэтому я решилась на превентивные меры – предложила использовать территорию монастыря совместно: мол, давайте попробуем, а там посмотрим. Так и живем…

С тех пор прошло уже 10 лет. Музей и мужской Михаило-Архангельский монастырь сосуществуют на редкость мирно. Из 17 объектов культурного наследия, расположенных на общей территории, церкви переданы 4:  собор Михаила Архангела, где были возобновлены церковные службы, и три надвратные башни: там живет братия, расположены монастырская трапезная, библиотека и т.п. В остальных зданиях – музейные экспозиции, фондохранилища, административные помещения…

Когда светские люди не считают церковь жадным чудовищем, готовым прибрать к рукам все помеченное знаком креста, а представители веры не смотрят на музейных работников, как на прямых наследников «красного террора», это – как и любая другая попытка договориться, сотрудничать и решать дело миром – идет на пользу обеим сторонам.

– Церковь – это в первую очередь люди, – улыбается Надежда Егорова. – И музей – тоже люди. А люди в любом случае должны уметь договариваться.

 Мощи под охраной

– Отношения у нас очень хорошие, построенные на взаимном уважении, и мы очень этому рады, – говорит игумен Афанасий (Селичев), настоятель Михаило-Архангельского монастыря. – В них есть и взаимная польза: наши паломники покупают билеты на выставки и разные сувениры. Туристы, приехавшие в музей, заходят в храм, ставят свечи, просят помолиться за здравие и за упокой… У нас монастырь маленький – вместе со мной шесть человек – и бедный. Честно говоря, не будь музея, мы бы не справились с содержанием всей территории: только для отопления требуется 160 тонн угля в год, а еще содержать четырех истопников… Честно говоря, в котельной могли бы работать и монахи, но официально это очень трудно устроить. Поэтому мы помогаем по-другому: купили газонокосилку, летом монахи окашивают территорию, зимой чистят снег…

Кстати, постепенно в музее приходят к выводу, что монастырь – место, отмеченное историей, но для хранения этой истории все же не вполне подходящее. Так, сейчас музейные фондохранилища находятся в подвалах, построенных в 1625 году без малейшего расчета на будущие предметы искусства. Гидроизоляция там оставляет желать лучшего, нужный температурно-влажностный режим поддерживать трудно, сводчатые потолки не позволяют эффективно распорядиться этим пространством, и музей охотно расстался бы с подвалами ради более удобного помещения – но увы. «Мы бы и рады покинуть подвалы, но ехать нам некуда, – разводит руками Надежда Егорова. – Вероятность получить новое место для фондохранилищ ничтожно мала».

Союз музея и монастыря мог бы быть еще более плодотворным, если бы над ними не встала третья сила, куда более жесткая и холодная, – закон. Так, в музейных фондах хранится около 300 экспонатов, представляющих религиозную ценность: в основном, мощи православных святых, а также иконы и различные предметы культа. Отдельную экспозицию из этого не будет делать никто и никогда, но вот монахи могли бы выставить их в храме для обозрения и поклонения. Однако по закону музей не может выдать зарегистрированные экспонаты на временное хранение кому-либо, кроме таких же музейных работников, и в действующем храме их размещать нельзя, потому что это не музей, опять же.

 Холодный долгострой

Именно благодаря нашим законам – точнее, их неповоротливости и неторопливости – у музея и монастыря появилась большая общая проблема. Причем предпосылки для ее появления были самые радостные: в 2014 году Михаило-Архангельский монастырь попал в федеральную программу «Культура России», предусматривающую реставрацию объектов культурного наследия. И тут начались трудности. Потому что, согласно действующему законодательству, отреставрировать сразу весь монастырь нельзя. А теперь следите за руками.

В монастыре – 17 объектов (правда, один из них – пруд, а потому из процесса исключается). На каждый этап – разработку проектно-сметной документации, противоаварийные работы и собственно реставрацию – разыгрывается отдельный тендер для каждого объекта. После тендера решается вопрос о выделении или невыделении средств на осуществление очередного этапа. И все это тянется уже третий год.

В начале 2016-го начались противоаварийные работы в надвратной церкви монастыря (там расположены музейные экспозиции) и в башнях (где жили монахи). К ноябрю все необходимое – укрепление фундаментов, стен, кровли и т.д. – было закончено. Теперь – не раньше января – будет разыгрываться тендер на реставрацию. «Когда работы будут закончены, мы даже предсказать не можем, – говорит Надежда Егорова. – Может, через год, а может, и через три. Зависит от того, дадут ли денег, и сколько. Так что мы находимся в несколько подвешенном состоянии «долгостроя». Комплексная реставрация, конечно, позволила бы решить дело быстрее и меньшей кровью. Но нам остается только радоваться тому, что есть хотя бы что-то».

Музей из-за аварийных работ лишился части экспозиций, а монахи остались без жилья – их башни сейчас закрыты. Пока они переехали на съемную квартиру, постоянно в монастыре живет только отец Афанасий. «Я не могу бросить библиотеку, – улыбается он. – А искать какое-то помещение, куда можно было бы перевезти книги, – для нас слишком накладно. Так что вместе, бог даст, как-нибудь перезимуем»…

В тему:

Восемь веков

Михайло-Архангельский монастырь был основан князем Святославом Всеволодовичем в XIII веке. Известно, что в 1238 году войска Батыя при взятии Юрьева-Польского разорили обитель, и почти два века она простояла в запустении. Разоряли монастырь и литовцы; тогда погиб весь архив, и настоятелю монастыря пришлось подавать прошение царю Михаилу Федоровичу о том, чтобы царь подтвердил привилегии, дарованные обители прежними государями. Такая грамота действительно была выдана. В монастыре было немало подарков от князя Д.М.Пожарского, у которого недалеко от Юрьева была вотчина – село Лучинское. В 1685 г. в монастырь на богомолье приезжали царевна Софья и русские цари Иван V и Петр I.

Музей – государственное учреждение, поэтому не может принимать частные пожертвования. Но поддержать монастырь можно, перечислив милостыню на Сберкарту №4276 1000 1318 7940.

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Как с вами связаться? (обязательно)

Сообщение