18+

Собинское дно назвали предвестником конструктивизма

Этот же вояж  с осмотром объектов «культурного наследия», так называемых коридоров – фабричных общежитий XIX века – будет особенно полезен подросткам, не желающим задумываться о своем будущем.

Вредная обстановка

Небезызвестная в Собинке «пятерка». При входе – распахнутая дверь, земляной пол, горы окурков и разбитые кирпичи. По полуразрушенной лестнице с опаской поднимаюсь на второй этаж. Подслеповатый коридор и множество дверей. Некоторые – металлические. По коридору разгуливают кошки.

Заворачиваю за угол, и слышу негромкий разговор и позвякивание кастрюль. Общая кухня. Старые плиты, отваливающаяся  со стен штукатурка, за покрытым старой клеенкой столом – немолодые женщины. Опрятные, чисто одетые. И – грустные. Как оказалось, живут здесь в основном те, кто в советские времена был связан с фабрикой, которая уже много лет зияет пустыми глазницами напротив. Молодыми они пришли на предприятие, работали и учились, выходили замуж, рожали детей… В общежитии тогда было чисто и уютно, внизу сидел вахтер, не пускавший в здание посторонних. Жили дружно, здание регулярно ремонтировалось. Сейчас у жителей коридоров только и осталась, что дружба.

– Власть к нам не любит ходить. Обстановка неподходящая: запах, грязь, неудобные вопросы. Если и придут – разговаривают на улице, – поясняет Ольга Ивановна. – А мы здесь живем. Проводка то искрит, то дымится. Ремонт делали пять лет назад – несколько окон заменили и батареи на кухнях поставили. Хотели и трубы обновить, но на первом этаже – магазины, хозяева потолок ломать не дали. Власть отступилась: арендаторы дороже.

На втором этаже живут 33 семьи. Многие с маленькими детьми. Туалет общий, горячей воды, естественно, нет. Многие держат кошек-мышеловок. К тараканам здесь привыкли. Для дезинфекции помещений СЭС не приезжала много лет. Жилые комнатки – крохотные. Во многих грибок, который невозможно вывести, только выжечь.

– У нас хотели кладовку забрать – новых жильцов туда поселить. А вы, мол, белье у себя в комнатах сушите. Как это можно сделать при таком метраже? – разводит руками Галина Ивановна. – Но того, кто затеял новоселье, сняли, и мы при кладовке остались.

Новое и старое

Большинство жителей коридоров живут в здании на правах найма. Плата – 2-2,5 тысяч рублей в месяц. Некоторые жильцы, понадеявшись, что продажа убогих метров и ипотека помогут им в дальнейшем улучшить жилищные условия, приватизировали свои комнаты. Но просчитались. Продать комнату здесь практически невозможно, да и ипотека большинству не по карману. Работы в Собинке мало. Мужчины, кто уезжает на заработки в Москву, Радужный и Владимир.

– Раньше фабрика строила по два-три дома в год. Жилье давали быстро. Я была 101-й на очереди и уже думала об обстановке в новой квартире. Не через полгода, так через год квартиру бы получила, – вспоминает Ольга Ивановна. – Но грянула перестройка… Вот, теперь живем вдевятером в двух комнатах. Перспектив никаких. Денег не хватает ни на что. В детском саду – дай, в школе на ремонт класса – дай, в больнице за анализы – дай…

Обстановка в коридорах, действительно, худая. Зимой в «пятерку» приходят греться бомжи. В холе пьет и гуляет молодежь. Женщин и детей вечером одних на улицу не выпускают.

Несмотря на заверения о расселении конкретики пока нет. В Собинке ударными темпами переселяли жителей аварийного фонда, можно сказать, целая улица Ленина справила новоселье в новых домах. А коридоры – дело другое. Из восьми аварийными признаны только три, полностью расселен один. И все числятся памятниками архитектуры, хотя ценность их сомнительна. В свое время областная власть добивалась присвоения этого статуса, рассчитывая на то, что появится какое-нибудь федеральное финансирование. А в итоге получилось еще хуже: рабочие казармы и сломать не сломаешь (памятник же!), и ремонтировать хлопотно (нужно соблюсти массу требований, связанных с лишними тратами).

А с пятым общежитием вообще морока. Оно признано маневренным фондом. Сюда селят жителей аварийных домов и «антисоциальных элементов», признанных судом злостными неплательщиками за коммунальные услуги и выселенных из собственного благоустроенного жилья.

– Их к нам на третий этаж селят. Там вообще «дно». Можете сходить. Только под ноги смотрите, там что угодно может валяться, – предупредили меня.

На самом дне

Предостережение было не лишним. Темнота. Лишь одинокая лампочка в конце коридора. Пьяные разговоры за дверями. И везде – грязь, запах испражнений и протухших продуктов. Но оказалось, что в Собинке живут люди и в более ужасающих условиях. Живут и ждут расселения. Обещают его в 2017 году.

Прогнивший, полуразрушенный пол. Горы мусора. Смрадный воздух. На черной закопченной после пожара кухне женщины готовят обед.

2koridory– Вы не пишите наш адрес, – просит одна. – А то пожарный надзор придет и нам кухню закроет. Где готовить будем? В комнате на электрических плитках? Сколько ж тогда за электричество придется заплатить? Мы живем на самом «социальном дне». Муж работает, я тоже. Но купить квартиру мы не сможем никогда. Так и живем. Двадцать лет назад, когда здесь поселились, все было по-другому.

Как это «по-другому», можно узнать, посетив «ветеранские» коридоры. Об их состоянии власть заботится. Там чисто, все отремонтировано и под контролем. Здесь некоторые комнаты даже сдаются желающим – хороший вариант, для тех, кто хочет спокойно жить отдельно от родителей или подросших детей. Без горячей воды, зато относительно дешево.

Но вспоминаю я не эти чистые помещения. Коридоры в Собинке – это не просто постройка XIX века, это показатель того, как может цениться человек в веке XXI. В 150-ти километрах от Москвы…

Цитата

В центре Собинки идет строительство нового социального дома на 24 квартиры. Возможно, к зиме некоторые счастливчики из числа обитателей коридоров справит новоселье. 

 В тему:

Коридоры опередили свое время

Недавно оценку собинских рабочих казарм вынесла государственный эксперт по охране архитектурного наследия Татьяна Кудрявцева.

Собинская районная газета «Доверие» привела слова столичного эксперта: «В Собинке находится подлинный архитектурный комплекс, который хранит память о целом пласте российской культуры. Промышленная архитектура, образцом кото рой и являются городские «рабочие казармы», зародилась в России XIX века в связи с развитием текстильной промышленности…

Единый стиль, в котором они исполнены, стал предвестником конструктивизма – направления в искусстве и архитектуре, возникшего в 30-х годах прошлого века. В случае собинских коридоров можно авторитетно заявить, что они стали предвестником конструктивизма и уникальны своими декоративными фасадами, элементами, которые не встретишь, к примеру, в промышленной архитектуре Запада. Я выделяю данное направление как протоконструктивизм – фабричная архитектура, опережающая свое время…

В настоящее время существуют утвержденные проекты по реконструкции зданий промышленной архитектуры в жилье с отдельными входами».

Как отмечает газета, после такого заключения эксперта глава администрации Собинского района Александр Разов отмел предположения о возможном сносе коридоров. По его словам, администрация района планирует коренную реконструкцию рабочих казарм, они будут обустроены как современное комфортабельное жилье.

Кто есть кто

Татьяна Кудрявцева московский архитектор, доцент МАрхИ, начальник Отдела государственных историко-культурных экспертиз Специализированной дирекции Департамента культурного наследия правительства Москвы, член Федерального научно-методического совета при Минкультуры России.

Фоторепортаж о Собинских коридорах можно посмотреть здесь.

Обсуждение 1

  • Аватар Мария:

    Позор властям! ПО-ЗО-Р!!!
    На*рать на этот памятник архитектуры 100 раз, если люди живут в ТАКИХ условиях.
    ПОЗОРИЩЕ!!!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Как с вами связаться? (обязательно)

Сообщение