18+

Воспитатель детского сада ждет расселения более 14 лет

Более 14 лет Марина Горьева, воспитатель детского сада, ждет обещанного расселения из аварийного жилья.

Сорок лет непрерывной работы. Все это время – в детском саду № 91. Марина Анатольевна воспитала сотни ребятишек. Многие из них до сих пор звонят любимому педагогу, рассказывают о своей жизни, об успехах… Но педагогический опыт и профессионализм – не те критерии, по которым рассчитывается очередность расселения аварийного фонда.

Временное и постоянное

Двухэтажный дом на Суздальском проспекте, 25а, во Владимире сегодня представляет собой унылое зрелище. Окна разбиты, дверей нет, фасады испещрены ужасным граффити, внутри – поломанная мебель, выкорчеванная и разбитая сантехника, повсюду – бутылки и шприцы.

Вокруг страшного дома стоят новостройки, в которых кипит жизнь. Молодые семьи гуляют на новенькой площадке с детьми, пенсионеры неспешно идут с собаками, заядлые дачники разгружают после выходных сумки с урожаем… А здесь как вечер – бомжи и наркоманы. Многие жители из высоток уже привыкли к такому соседству. А вот случайного прохожего шокирует контраст. И он бы, наверное, удивился, узнав, что в такое плачевное состояние дом пришел всего за несколько лет.

– У жителей есть решение районного суда, по которому администрацию обязывают в срок до 2001 года провести капремонт дома, а до 2002 года расселить всех нас. Только в 2008-м семьи стали переселять во временный, маневренный фонд. Одна семья пенсионеров так и жила там до недавнего времени… пока не умерла, – рассказывает Марина Горьева. – У нас в собственности была отдельная однокомнатная квартира, чистая, с хорошим ремонтом. Только балка с потолка свисала. У других в комнатах стены и потолок разрушались. Эксперты напугали: опасно! Мы с дочкой и уехали.

Всякий чиновник из ЖКХ уверяет в необходимости переезда в безопасный маневренный фонд. Но известно: нет ничего более постоянного, чем временное. Марине Горьевой обещали, что в другой квартире она проживет максимум три года. Пошел уже восьмой год жизни «на чемоданах».

Цифры не те!

– Раз в полгода я хожу во все инстанции городской администрации, чтобы узнать, как продвигается вопрос с расселением. Сколько за это время сменилось чиновников – не счесть. А сколько обещаний мы от них слышали! – вспоминает Марина Анатольевна. – Каждый раз требуют разные документы, мы приносим. Все копии, справки – платные. Денег потратили – десятки тысяч. По просьбам чиновников дважды делали оценку независимых экспертов за свой счет. И все без толку: в мэрии нам прямо в лицо говорили, что эти цифры их не устраивают.

Хотя официально дом признан аварийным в 2012 году, четырьмя годами ранее в мэрии приняли решение об изъятии жилых помещений у собственников и нанимателей. Тем не менее, до официальной оценки размера возмещения за изъятые метры власти дошли совсем недавно. 800 тысяч рублей – за «однушку» в привлекательном районе города. А независимые эксперты, к помощи которых прибегла Марина Анатольевна по совету же чиновников, оценили жилье в 1,5 млн рублей. Плюс оценка доли владения земельным участком под домом – еще 500 тысяч.

– На 1,5-2 млн рублей мы с дочерью можем купить нормальную квартиру. А что сделаешь на восемьсот тысяч? По закону город обязан нам возместить все убытки, которые мы понесли в связи с переездом во временное жилье, оформлением документов, а также упущенную выгоду. Должен даже выплатить компенсацию за непроведенный капремонт. Но об этом и речи не ведется, – разводит руками Марина Анатольевна.

Действительно, все эти нюансы прописаны в статье № 32 Жилищного кодекса. Более того, в одном из пунктов говорится, что по соглашению сторон взамен изымаемого помещения может быть предоставлено другое помещение. Семья Горьевых не раз просила переоформить временное жилье на них с дочкой, и дело с концом. Не тут-то было.

А платить обязана

Пока одни чиновники сочиняют очередные отговорки для Горьевой, другие, более высокого ранга, на горсовете бодро докладывают о расселении жильцов дома № 25а. На одной сессии из бюджета выделяют 1, 057 млн рублей на возмещение жильцам квартир № 3 и 12; на другой 565 тысяч рублей – на долю собственности квартиры № 4. Чиновники заверяют депутатов, что жильцы добровольно подписывают соглашения на компенсации, что их все устраивает и они со всем согласны. И, дескать, трудности возникают только с одной квартирой – двумя собственниками. Вероятнее всего, речь как раз идет о Горьевых.

Так воспитатель детсада стала «проблемным» жителем областного центра. За то лишь, в принципе, что не хочет отдавать свою – подчеркиваем, свою – собственность за бесценок. Не хочет оказаться с дочкой на улице. А хочет иметь нормальную крышу над головой. Разве не наглость?

Марина Анатольевна до сих пор законопослушно оплачивает земельный налог за долю под аварийным домом. Мало того, прошлась по всем поставщикам коммунальных услуг и заключила со всеми договора на обслуживание. Ей выставляют счета, как незарегистрированному жильцу квартиры, потому что сегодня Марина Анатольевна живет в маневренном фонде на птичьих правах. В этом году город отказался продлять с ней договор на временное проживание в «однушке». Тем не менее, по коммунальным счетам семья платить обязана.

В мэрии уверены, что жильцов удастся уговорить на соглашения в ближайшее время. Марина Горьева не столь оптимистична:

– Похоже, без судебного разбирательства не обойтись. Как по-другому заставить власть выполнять требования закона, мы уже не знаем.

В тему:

Комиссия работала причудливо

Из 115 аварийных домов, расселенных в области по федеральной программе, на Владимир приходится лишь 4.

Для сравнения, в Гусь-Хрустальном расселено 25 домов и еще 20 на разных стадиях выполнения. Между тем, во Владимире аварийных построек, признанных таковыми до 1 января 2012 года, вроде как и нет! Во всяком случае, по данным федерального Фонда содействия реформированию ЖКХ, всех жителей «авариек» расселили еще в 2011-2014 годах.

Неужели во всем Владимире было только 4 аварийных дома? Официально – да. Дело в том, что в те годы межведомственная комиссия, присваивающая домам аварийный статус, работала, скажем так, довольно причудливо. Жилые здания с трещинами по стенам, с проваливающимися крышами и отсутствием удобств признавались подлежащими капитальному ремонту. Люди продолжали жить в ужасных условиях, ожидая ремонта. Который чаще всего так и не проводили.

А потом дома признавали аварийными и ставили в очередь на расселение, но происходило это буквально спустя месяцы после 1 января 2012 года – той самой решающей даты, до которой можно было попасть в федеральную программу. И сейчас в городе утверждена программа переселения граждан из аварийного фонда, признанного таковым после 1 января 2012 года. В список попали 44 дома, 794 человека. Дом ¹25а по Суздальскому проспекту там тоже имеется. Срок расселения – 2018 год. Непонятно одно – источники финансирования.

В области тоже есть похожая программа. Региональные власти, опять же, надеются на федеральное финансирование, но пока никаких позитивных новостей из центра не поступало.

 

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Как с вами связаться? (обязательно)

Сообщение