18+

Он был титулярный советник…

«Чиновник» – от слова «чин». Причем чин гражданский, а гражданские чины на Руси в 1722 году ввел Петр Великий, обрадовав «Табель о рангах». С тех пор вплоть до революционного 1917-го в России все госслужащие – от станционного смотрителя и учителя гимназии до губернатора и министра имели тот или иной классный чин и все без исключения были чиновниками.

Однако низшие служащие чинов не имели (первый гражданский чин коллежского регистратора соответствовал первому офицерскому чину в армии), то есть «офицерами» гражданской службы и чиновниками не являлись. С установлением советской власти все чины были отменены, но в современной России восстановлены вновь, хотя на иной основе, и число их носителей значительно меньше, нежели прежде. А вот в дореволюционной истории нашей Владимирской губернии чиновники встречаются буквально на каждом шагу…

Самые самые

По петровской «Табели о рангах» все гражданские чины делились на 14 классов. Но в губернском формате высшие чины 1-го и 2-го классов (канцлер и действительный тайный советник) никогда не встречались – их обладатели жили почти исключительно в столичном Петербурге. Высшее должностное лицо Владимирской губернии – губернатор по штату числился в 4-м классе и ему полагался чин действительного статского советника, равный армейскому генерал-майору. Иногда за особые заслуги царским указом владимирские губернаторы могли получить на один чин выше штатного – тайного советника. Последним носителем такого чина во Владимирской губернии был Иван Николаевич Сазонов, возглавлявший губернию в 1906-1914 гг.,  при котором в присутствии императора Николая II прошли масштабные торжества в честь 300-летия Дома Романовых. Всего же из 24 владимирских губернаторов конца XVIII – начала XX веков лишь 9 имели чин 3-го класса, а 15 – 4-го.

«Генеральский» чин действительного статского советника могли носить председатели Владимирских губернских уголовной и гражданской палат (аналоги председателей областного и арбитражного судов), директор губернской гимназии (вузов в губернии не имелось), а также заслуженные предводители дворянства. Например, прослуживший почти 30 лет судогодским предводителем Михаил Александрович Рамейков в 1901 году на 69-м году жизни получил за беспорочную многолетнюю службу вожделенный чин 4-го класса. К обладателям чинов 3-го и 4-го класса полагалось обращаться «ваше превосходительство».

Бригадиров упразднили

Чин 5-го класса статского советника, как правило, имели вице-губернаторы и советники Владимирского губернского правления (аналог нынешних директоров департаментов обладминистрации), но его могли получить за выслугу лет врачи и учителя. Например, врач Александр Сократович Афинский, служивший в XIX веке в Коврове и Шуе, в итоге стал статским советником. Статским советником был Петр Иванович Гаврилов, председатель Владимирской палаты уголовного суда, скончавшийся в 1848 году.

Любопытно, что в армии со времен Александра I аналога чину статского советника не было, так как соответствовавший ему чин бригадира (бригадного генерала) был упразднен из-за его дискредитации. При Екатерине II существовала практика награждения этим чином лишь числившихся в полках гвардейских офицеров при отставке, и после комедии Фонвизина «Бригадир» носители таких чинов стали предметом иронии и насмешек. Любопытно, что, например, бригадиром был ковровский помещик Илья Михайлович Танеев – дед известного композитора Сергея Ивановича Танеева. К чиновникам 5-го класса обращались «ваше высокородие».

Коллежский советник, чин 6-го класса, равный армейскому полковнику, получали тоже руководители губернского уровня, а также предводители дворянства и председатели земских управ в уездах. Чин коллежского советника тоже считался достаточно престижным. Например, богатейший владимирский и судогодский помещик середины XIX века Ростислав Александрович Кайсаров имел чин коллежского советника и весьма им гордился.

Коллежский асессор

К числу так называемых штаб-офицерских чинов относился и чин 7-го класса – надворный советник. Вплоть до 1860-х гг. это была достаточно высокая степень. Например, длительное время его носил Петр Иванович Николаев – председатель Владимирской губернской земской управы, инициатор создания первой женской гимназии во Владимире. Позже чин надворного советника «девальвировался». Например, его имел небезызвестный герой Валентина Катаева – преподаватель словесности гимназии Василий Петрович Бачей, а также чиновник Модест Алексеевич в чеховской «Анне на шее».

Чин 8-го класса коллежский асессор долгое время был этапным для чиновников, так как давал потомственное дворянство. По предложению нашего земляка Михаила Сперанского, в коллежские асессоры с 1809 года стали производить после сдачи специального экзамена или же выпускников университетов. Отношение к новоявленным дворянам, правдами и неправдами получившими вожделенный чин 8-го класса, равный армейскому майору, в аристократическом обществе было насмешливым. Наглядный пример тому сатирическая повесть Николая Васильевича Гоголя «Нос», главный герой которого коллежский асессор Ковалев любил подчеркивать принадлежность к «благородному» сословию.

Чин коллежского асессора обычно получали чиновники средней руки: смотрители губернских тюрем, начальники отделений, заседатели уездных полицейских управлений. В уездной иерархии «майоры» действительно были заметными фигурами, но на губернском уровне уже терялись в числе прочего чиновного люда. К обладателям чинов с 8-го по 6-й класс положено было обращаться «ваше высокоблагородие».

Мелкая трава

Чин 9-го класса титулярный советник – высший среди низших рангов. Не случайно, именно титулярным советником оказался гоголевский Акакий Акакиевич, мечтой которого была новая шинель. Титулярные советники служили столоначальниками, приставами, помощниками почтмейстеров, секретарями городовых магистратов, уездных судов, уездными казначеями и бухгалтерами.

Низшие чины с 10-го по 14-й классы именовались коллежский секретарь, губернский секретарь, провинциальный секретарь и коллежский регистратор. Чин 11-го класса (корабельный секретарь) упразднили еще при Николае I. Коллежским регистратором был гоголевский Хлестаков, «елистратишка простой», как презрительно говорил о барине его слуга Осип. Но даже к «елистратишке», как и ко всем так называемым обер-офицерским чинам до титулярного советника требовалось обращаться «ваше благородие». И хотя в присутственных местах и канцеляриях чиновники низших классов работали простыми переписчиками, а коллежские регистраторы служили смотрителями почтовых станций, в том числе и на «Владимирке», для крестьян, мещан и даже для купцов и духовенства это были господа!

В 1834 году во время приезда в Ковров император Николай I соизволил пообедать в доме коллежского секретаря Сергея Афанасьевича Остроумова, чиновника городового магистрата, и такой визит царя к скромному служащему, стал почти легендой. Не то что между царем и провинциальными чиновниками, но даже между чиновным людом с разницей в чине на 4-5 ступеней, была дистанция огромного размера. Не зря в XIX веке был популярен романс о несчастной любви: «Он был титулярный советник /Она генеральская дочь; / Он скромно в любви объяснился,/ Она прогнала его прочь».

В тему: 

А что дальше?

На чиновнике 14-го класса иерархия не кончалась. Кроме них были еще многочисленные губернские и коллежские регистраторы (кандидаты на классный чин), канцеляристы, подканцеляристы и писцы. Они чиновниками уже не считались, так как не имели классного чина, хотя очень мечтали его получить.

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Как с вами связаться? (обязательно)

Сообщение