18+

От великого Пушкина до Эллочки-людоедки

От кого надо защищать язык сегодня и насколько важно им правильно владеть – разговор с доктором филологических наук, профессором, завкафедрой русского языка Педагогического института ВлГУ Мариной Васильевной Пименовой.

Язык и речь

  Марина Васильевна, что сейчас происходит с русским языком: развивается он или деградирует?
– Прежде всего нужно разделить язык и речь. Язык – это социальное явление, исторически сложившееся средство общения. Он развивается относительно независимо от отдельно взятого человека, это живой организм. Так, например, в петровскую эпоху в русском языке появились многочисленные заимствования, стилевой разнобой, смешение понятий. Но со временем язык как саморегулирующаяся система отбросил все лишнее, что-то «переварил» и сохранил свое богатство и индивидуальность. Без сомнения, это произойдет и в нынешнее время.

Когда говорят о «защите», то чаще всего имеют в виду не язык, а речь, зависящую от каждого отдельно взятого индивидуума. Сохранению баланса между языком и речью посвящен специальный раздел лингвистики – лингво-экология, о которой впервые заговорили в 70-е годы XX столетия. По экологии языка есть замечательные работы Дмитрия Сергеевича Лихачева, Льва Ивановича Скворцова. Широко известна книга Максима Кронгауза «Русский язык на грани нервного срыва». Все исследования показывают, что наша речь стала более примитивной, исчез высокий стиль, стало обычным использование жаргонизмов и нецензурных выражений. Но это не является нормой. Словарь Пушкина включает более 20 тысяч слов, словарь Эллочки Щукиной из произведения «12 стульев» – всего 30. Каждый сам определяет, к чему стремиться, что взять за образец.

– Какое событие стало поворотным к тому, что из широкого употребления ушел высокий стиль?
– До 1917 года высокий стиль опирался на церковнославянский язык, прецедентными были тексты Библии, Священного Писания. Когда церковнославянский язык перестал изучаться, ушел из жизни людей, на его «образцовое» место поднялся средний стиль, на место среднего – низкий, а на место низкого – мат, нецензурная лексика. В качестве образцовых стали восприниматься тексты средств массовой информации. Была уверенность, что так, как говорится в СМИ, правильно и по сути, и по форме. И до 90-х годов средства массовой информации соответствовали этой уверенности: в печати, на телевидении и радио большое внимание уделяли правильности речи. А в 90-е журналистика перестала быть образцом, началась «свобода слова», в том числе и «свобода» от языковых норм. На смену образцовой речи дикторов пришел журналистский стеб, однако восприятие СМИ как прецедентного текста осталось. Во многом в результате этого наша речь изобилует жаргонизмами, канцеляризмами, общеупотребимым стало воровское арго.
Высокие отношения

– Чем грозит отсутствие высокого стиля в языке?
– Деградацией общества. Язык в значительной степени определяет жизнь человека. Казалось бы, что плохого в том, что сейчас у нас многие слова заимствованы из американской речи? Ничего, если новые слова приносят с собой и новые понятия. Сейчас уже никто не призывает говорить «мокроступы» вместо «галоши», «ловкосилие» вместо «гимнастики», «тихогром» вместо «фортепиано». Но плохо, когда при замене родного слова заимствованным искажается исконное понятие.

Авторитет нельзя сымитировать, его можно только заслужить своими поступками, а имидж можно приобрести, как перчатки. Бандитом, уголовником, убийцей вряд ли кто-то из детей захочет стать, а вот рэкетиром, киллером – может быть. Любовь подразумевает не только отношение между полами, но и духовную связь, а употребление вместо этого слова заимствования «секс» определяет совсем другие отношения. Для нас заимствованные слова лишены оценочного значения, они вытесняют не только родные слова, но и тот смысл, что за ними стоит.

«Мысль направляется словом». И существует единственный способ познать себя, законы мышления – через постижение родного языка.

– Все это очень интересно, но для большинства из нас русский язык – это орфография и пунктуация. Набор правил и исключений.
– И это очень печально. Из школы давно ушло, а из вузов уходит изучение истории языка. Это интереснейшая наука, которая позволяет понять те или иные правила, именно понять, а не заучить. В русском языке нет ни одного правила, которое нельзя было бы объяснить. Бездумное заучивание ведет к тому, что детям становится скучно.

И они начинают думать, что русский язык неинтересный предмет, схоластическое собрание правил.

До 1917 года в гимназиях параллельно с русским языком изучали древнегреческий, латынь, славянские языки. Это не только расширяло кругозор, но и позволяло посмотреть на родной язык, на историю под другим углом зрения. Сейчас стали забывать, что до XVII века русский, украинский и белорусский были одним восточнославянским языком. Три наши культуры тесно переплелись между собой, и до сих пор между нами очень много общего. Но и другие языки нам не чужие: болгарский, польский, чешский и даже английский и немецкий как индоевропейские языки. История языка учит нас как настоящему патриотизму, так и уважению к другим народам.

Дело каждого

– Получается, что многие проблемы, связанные с культурой, самосознанием, нравственностью, идут от незнания родного языка. И учителя словесности несут за это ответственность.
– Обвинить учителей, безусловно, проще всего. Но, конечно, все не так однозначно. Должен измениться государственный подход к изучению русского языка, подготовке педагогов, пропаганде истинных ценностей в жизни. Преподаватели нашей кафедры, одной из старейших в городе и области, много сил уделяют пропаганде изучения русского языка, правильности речи. Мы проводим общегородские диктанты, открытые конкурсы для школьников и студентов на знание языка «ЮС» («Юный словесник»), «Юный ритор», стараемся развивать у студентов стремление к постоянному самообразованию.

Но «бытие определяет сознание»: если выпускник после окончания вуза может рассчитывать на ставку только в 6-7 тысяч рублей, то о каком желании «нести доброе, вечное» можно говорить. И если у девушек есть шанс заниматься любимым делом, полагаясь на заработок мужа, то у молодых людей такой возможности нет. Они должны содержать семью.

Поэтому сейчас нас тревожит не только вопрос качества подготовки педагогов, но и их количества, поскольку на первый курс мы принимаем 25 студентов, а не 75, как в 70-80-е годы. В школе в большинстве своем работают люди среднего и старшего возраста, и скоро они начнут уходить. Конечно, это произойдет не в одночасье, но времени на изменение государственного подхода остается очень мало.

1282 год – вышло приложение к новгородской Кормчей книге. Оно считается самым древним русским словарем

На фото: Вечер, посвященный Дню филолога, 25 мая 2014 года. Вторая слева в нижнем ряду – Марина Пименова

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Как с вами связаться? (обязательно)

Сообщение