18+

Тайна под названием Бег

Мало кто знает о том, что раньше Бег именовался сельцом Щукино, и именно там находилась усадьба родного брата светлейшего князя Петра Васильевича Лопухина, председателя Госсовета и председателя Комитета министров России. В Щукино Лопухины жили почти полтора века на протяжении нескольких поколений. Сегодня об этой забытой барской усадьбе напоминают лишь остатки двухвековых липовых аллей на окраине Бега между двухэтажными кирпичными домиками, среди сараев и гаражей.

И теперь очень трудно представить, как по этим аллеям, среди цветников, беседок, скамеек и качелей прогуливались дамы и кавалеры, в том числе высшие сановники Российской Империи и представители самых именитых владимирских дворянских родов – Хоненевы, Храповицкие, Языковы и даже злой гений Владимирской губернии барон Бут – яркий пример беспринципного карьериста и развратника…

Фаворитка Анна

Сельцо Щукино известно с первой половины XVIII века. Тогда оно входило в обширный дореформенный Владимирский уезд и являлось имением богатейших дворян Хоненевых (в числе их наследников были Храповицкие, известные по своему замку в Муромцево под Судогдой). Недалеко от Муромцево находилось и Щукино, с 1778 года оказавшееся в составе новообразованного Судогодского уезда. В качестве приданого Щукино было дано за дочерью майора Ивана Семеновича Хоненева Марией Ивановной, вышедшей замуж за секунд-майора Василия Алексеевича Лопухина (дальнего родственника первой жены царя Петра I Евдокии Федоровны Лопухиной). От этого брака известны три сына и дочь. Из братьев один умер в малолетстве, а вот два других -появившийся на свет в 1753 году Петр и родившийся в 1756-м Александр – продолжили род Лопухиных.

Лопухины-Щукино4Оба брата в царствование императрицы Екатерины II дослужились в армии до полковников. Но если старший после этого поступил на службу в петербургскую полицию, то младший вернулся в Щукино и вел там вольготную жизнь состоятельного помещика. Между тем Петр Васильевич Лопухин постепенно «вырос» до сенатора московского департамента, однако до столпа отечества ему все равно было далеко. И тут все решил случай. В 1798 году император Павел I во время посещения Москвы на балу обратил внимание на 20-летнюю дочь Петра Лопухина Анну. Вскоре девушка, влюбленная (или мастерски притворявшаяся таковой) в государя, стала его фавориткой. Павел I сделал отца Анны Петровны светлейшим князем, щедро наградив его чинами и имениями. Так в одночасье ничем не примечательное семейство оказалось наравне с первыми вельможами государства.

Проныра Бут

На младшего брата новоявленного светлейшего князя отставного полковника Александра Васильевича Лопухина дождь царских милостей не пролился. Но знатное родство заставило считаться с рядовым судогодским помещиком многих сильных мира сего. Разве что князь Иван Михайлович Долгоруков, в 1802-1812 гг. занимавший пост владимирского губернатора, в своих мемуарах дал полковнику Александру Лопухину уничижительную характеристику: «Александр Васильевич, отставной полковник, брат родной светлейшего, упрямый и просвещенный русский дворянин, помещик неважного имения в Володи-мирской губернии, в которой он женился бог знает на ком, и мнимый был отец многих чужих детей разных племен и народов. Между прочими подарила ему жена сынка от сожития с владимирским полицеймейстером, немецким бароном Бутом, приобретенного… Впрочем, полковник Лопухин до того был туп, что можно было во всем его уверить, но, при первой оглядке, он по характеру способен был и кинжалом попотчевать всякого того, кто навлечет на себя его подозрение…».

Впрочем, Долгоруков в суждениях был пристрастен и раздражен тем, что породнившийся с Лопухиными барон Бут отчаянно интриговал против него. Кроме того, князя-аристократа шокировало то обстоятельство, что отставной армейский офицер Густав Бут, возглавивший владимирскую полицию, стал любовником жены Александра Лопухина Анны Андреевны, урожденной Языковой, причем мадам Лопухина для того, чтобы открыто принимать барона, выдала за него свою 11-летнюю дочь!

Более того, хозяйка Щукино забросала письмами брата своего мужа, отца фаворитки Петра Лопухина, оставшегося в милости и при императоре Александре I по своей дружбе с графом Аракчеевым, требуя, чтобы тот помог карьере Бута. И тот в одночасье был сделан владимирским губернским прокурором, и самому губернатору Долгорукову пришлось с ним считаться. Кстати, тот же князь рассказывает о том, что сам светлейший Петр Васильевич Лопухин приезжал в Щукино погостить к своему братцу.

Шальные наследники

Отставной полковник Александр Лопухин скончался в 1834-м, а его неверная супруга – несколькими годами позже. От них Щукино унаследовал их старший сын Павел Александрович Лопухин. Отцом его младшего брата Николая Лопухина, по-видимому, являлся барон Бут, и он жительствовал в другом лопухинском имении в Псковской губернии.

Павел Лопухин окончил Пажеский корпус и служил офицером в кавалерии – в кирасирском и уланских полках, достигнув чина майора. Он участвовал в Отечественной войне 1812 года и в заграничных походах русской армии, участвовал во взятии Берлина, сражался в «битве народов» под Лейпцигом, а закончил войну с наполеоновской армией во французском Реймсе кавалером орденов св. Владимира IV степени с бантом и св. Анны IV степени «За храбрость».

Однако буйный нрав и любовь к горячительным напиткам не дали ходу его карьере. Павел Лопухин скончался в начале 1850-х гг., а его жена полячка Би-биана Нифанская – в 1880 году и была погребена во Владимирском Успенском Княгинином монастыре.

Братья Лопухины

Последними щукинскими помещиками стали сыновья Павла и Бибианы Евгений Павлович и Иван Павлович Лопухины. Евгений Лопухин родился в 1827 году, служил в армии офицером, участвовал в Крымской войне и вышел в отставку поручиком.

Его брат Иван, родившийся в 1836 году, во время Крымской войны в 18-летнем возрасте поступил в армию унтер-офицером и участвовал в сражении с англо-французско-турецкой армией на реке Альме в Крыму, где был тяжело ранен. Произведенный в прапорщики, он потом участвовал в походе в Молдавию и Валахию, но вскоре был вынужден выйти в отставку поручиком из-за последствий ранения. Скончался 30-летний ветеран Крымской войны в январе 1867 года в Щукино и был погребен на судогодском городском кладбище.

Евгений пережил своего брата-героя на 14 лет, умер в феврале 1881 года во Владимире и был погребен на Князь-Владимирском кладбище.

ОТКУДА ВЗЯЛСЯ БЕГ
Незадолго перед смертью Евгений Лопухин продал Щукино судогодскому купцу Кузьме Львовичу Голубеву – представителю известного в Судогде рода стеклозаводчиков. Позже Петр Кузьмич Голубев устроил в бывшем имении Лопухиных конный завод, где разводил скаковых лошадей. В Щукино даже проводились конские бега, почему сельцо и получило новое необычное название – Бег. Породистые рысаки оттуда брали призы даже в Москве. С течением времени старое название стерлось из памяти местных жителей. После установления власти большевиков голубевский конный завод был национализирован, а потом прекратил свое существование. На его месте рядом с прежней господской усадьбой появилась передвижная механизированная колонна (ПМК), которая после распада СССР также приказала долго жить.

От роскошной усадьбы Лопухиных в бывшем Щукино теперь сохранились лишь остатки усадебного парка. И даже местные любители старины не знают об истории «дворянского гнезда» в местечке с названием Бег.

На фото: Остатки усадебного парка Лопухиных в нынешнем поселке Бег Судогодского района; Анна Петровна Лопухина.

 

 

 

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Как с вами связаться? (обязательно)

Сообщение