18+

Небезопасное убежище

Операция «Вторжение»
«Призыв» уже неоднократно писал про «Мамин домик». Это организация, которая делает добро не только своим подопечным, но и всем вокруг: то стелы в память об участниках Великой Отечественной войны отреставрируют, то праздник для многодетных семей из Киржача помогут устроить, то первоклассникам подарки соберут… А еще они из тех, кто если и просит, то удочку, а не рыбу: когда из-за кризиса поток пожертвований сократился, они не раскисли, а создали свою шоколадную мастерскую и стали учиться сами себя обеспечивать. Честно говоря, и на этот раз мы собирались в приют по хорошему поводу: «Мамин домик» получил национальную премию добрых дел «Сможем вместе». Но вышло по-другому – в пятницу, 18 марта, основательница приюта Арина Серавкина позвонила и сказала: «К нам приехала прокуратура. Нас собираются выселять».

В этот день ни основателя приюта Арины Серавкиной, ни директора Аллы Семеновой в «Мамином домике» не было: за подопечными (это шесть молодых женщин и девять детей) присматривала староста деревни Надежда Щукина, давний друг приюта. «Мы занимались своими делами, все было спокойно, – вспоминает она. – И тут одна из девочек говорит: тетя Надя, у нас во дворе какой-то мужчина». Я выхожу посмотреть, а он мне корочки под нос – прокуратура. Махнул рукой, прошел в дом, а за ним еще семь-восемь мужчин, но больше ни один из них не представился. Вот они всей толпой вошли, велели собрать девочек, затем стали ходить по комнатам, копаться в вещах. Я спрашиваю: что вам надо, почему вы так поступаете? А он говорит: мы имеем право на все».

– Было такое ощущение, что на нас напали, – говорит Кристина Чакрян, подопечная приюта и мама троих детей. – Незнакомые люди бегали по нашему дому, рылись по шкафам, без спроса брали вещи… Все были очень испуганы, многие плакали – и дети, и девочки тоже. Когда за нами приехал микроавтобус, стало по-настоящему страшно: вот нас увезут куда-то, и что дальше? Здесь о нас заботятся, а кому мы будем нужны в любом другом месте?

Напугали… и успокоили
К тому моменту, когда подопечным приюта велели собирать вещи и вместе с детьми готовиться ехать в районную больницу Киржача, в «Мамин домик» успела вернуться Алла Семенова. «В этот день у меня был выходной, я приболела, – рассказывает женщина. – Но когда позвонила Надежда Михайловна, я кинулась в приют. Меня обвинили в том, что здание, в котором мы расположены, – не жилое, что дети не имеют права ночевать здесь, что они находятся в опасности. Я возразила, что администрация Киржача предоставила это здание именно под приют, что это прописано во всех документах. После этого они немного смягчились и согласились не увозить женщин с детьми и оставить их под мою личную ответственность. Может быть, помогло и то, что мы сразу же сообщили о случившемся в соцсетях и все то время, пока шла проверка, нам звонили разные люди и предлагали помощь, в том числе юридическую. Девочкам дали подписать акт, по которому они отказались уезжать из приюта. Больше никаких документов нам не предоставили».
В понедельник в приют позвонили из прокуратуры – уже гораздо более вежливо женщин попросили привезти уставные документы организации. А во вторник в приют приехали проверки из областных департаментов здравоохранения и социальной защиты. «Это уже были дружеские проверки, – говорит Арина Серавкина. – Нам сказали, что о закрытии приюта речь не идет, и пообещали помочь устранить все недостатки, которые нашла проверка, – в основном, связанные с пожарной безопасностью, но также и с документами, и с отчетностью».

В приюте недоумевают: зачем понадобилось применять такие жесткие меры к женщинам и детям? Разумеется, прокуратура не только имеет право, но и должна проводить проверки – в конце концов, при любом ЧП общественность в первую очередь спросит, куда смотрели надзорные органы. Но при этом сама проверка вызывает множество вопросов. Конечно, в приют могли нагрянуть и без предупреждения (допустим на секунду подозрения, что вместо женщин трудной судьбы там обитают дамы легкого поведения). Но при этом невозможно было исключить и то, что приют является именно тем, чем и числится, – организацией, которая опекает беременных и молодых мам. Вместе с проверкой не приехали ни врачи, ни психологи – ни один специально обученный человек, умеющий поддержать в трудной ситуации. Из-за стресса, который вызвало появление в доме незнакомых мужчин, которые при этом вели себя довольно бесцеремонно, могло случиться что угодно. И, в общем, можно считать чудом, что в этот раз обошлось без нервного срыва, преждевременных родов и других неприятностей, за которые, честно говоря, проверяющим не пришлось бы нести ответственность.

На женской шее

Вообще, ситуация с «Маминым домиком» довольно двусмысленная. С одной стороны, организация на самом деле известная и уважаемая, в том числе за пределами региона. С другой, когда речь заходит о помощи, рассчитывать приют – как, к слову, и большинство других благотворительных организаций – может только на добрую волю частных лиц. «Мы помогаем многодетным мамам в Киржаче, так вот сразу после всей этой истории с прокуратурой они спрашивали нас, что они могут сделать, не надо ли написать кому-нибудь письмо и т.п, – говорит Алла Семенова. – От местной власти никакой поддержки не поступает. Один раз, когда прошел слух, что к нам приедет губернатор, киржачские чиновники убрали мусор во всей деревне и спрашивали у нас, чем помочь, но в итоге так и не помогли».

«Призыв» уже рассказывал, как долго «Мамин домик» находился в подвешенном состоянии из-за того, что районная администрация не могла определиться, продлять ли договор аренды на помещение, в котором расположен приют. И сейчас в «Домике» опасаются, что кто-то намеренно их «дожимает» – и дожмет, если не заступится руководство области. Благоволение губернатора к тем, кто приносит области и пользу, и славу, – это, бесспорно, хорошо. Но когда все происходящее в пределах региона на уровне властных структур делается по грибоедовскому принципу «Ах, боже мой, что станет говорить княгиня Марья Алексеевна» – это не может не стать поводом для беспокойства.

Например, не имея никаких директив свыше, киржачская администрация спустила на тормозах просьбу «Домика» предоставить одно из старых зданий в городе под благотворительный магазин и шоколадную мастерскую, где могли бы работать одинокие и многодетные мамы, а малообеспеченные люди – пить чай со сладостями по приятным ценам. По последней версии, в облюбованном приютом здании собираются сделать детский сад – хотя если судить по отчетам из того же Киржача, проблем с местами для дошкольников в районе нет.

Правда, «Мамин домик» – по уже установившейся традиции – решил свои проблемы самостоятельно: одна из местных бизнес-леди предоставила им мансарду, в которой сейчас проводятся благотворительные мастер-классы по изготовлению сладостей.

Сейчас в социальных сетях проходит флешмоб в поддержку приюта: те, кто хочет поддержать «Мамин домик», делятся сообщениями с пометкой #МаминДомикНавсегда.

ЦИФРА: 150 тысяч рублей – штраф, который назначили приюту «Мамин домик» за нарушения пожарной безопасности

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Как с вами связаться? (обязательно)

Сообщение