18+

Губернатор Скалозуб

При Александре I он сделал блестящую карьеру и отличился в войнах с турками и в Отечественной войне 1812 года, получив орден св. Александра Невского за взятие Парижа.

Граф Эриванский

Затем боевой генерал 1817-1821 гг. командовал гвардейской пехотной дивизией, в которой проходил практику великий князь Николай Павлович, будущий император, а заодно состоял в качестве наставника при великом князе Михаиле Павловиче.

После того как, подавив выступление декабристов, Николай I взошел на престол, Иван Федорович Паскевич получил великую силу при дворе. Новый царь почтительно именовал генерала «отцом-командиром» и внимательно прислушивался к его мнению. Когда Паскевич в качестве главнокомандующего победил персов, он получил титул графа Эриванского, а после подавления мятежа поляков в 1831 году Николай I пожаловал своего бывшего опекуна титулом князя Варшавского.

 Сестра Грибоедова

К Владимирской губернии генерал Паскевич, точнее его семейство, имело непосредственное отношение: его супруга Елизавета Алексеевна Грибоедова была родной сестрой Анастасии Алексеевны Грибоедовой, матери автора «Горе от ума» Александра Сергеевича Грибоедова, владимирского помещика и дворянина. К тому же с семейством Грибоедовых, а тем самым и Паскевичей, состояли в родстве крупные владимирские землевладельцы Акинфовы, принадлежавшие к местной аристократии. Правда, к 1836 году Александр Грибоедов уже давно был в могиле, но остальные члены семьи Грибоедовых и их родня, в том числе и Акинфовы, по-прежнему имели во Владимирском крае немалый вес.

К примеру, внук Федора Алексеевича Грибоедова отставной генерал-майор Федор Владимирович Акинфов в ту пору занимал пост владимирского губернского предводителя дворянства – второй по значимости после губернаторского. Поэтому именно они больше всех радовались назначению Паскевича-младшего губернатором во Владимир.

 Младший брат

Как бы в душе ни относились владимирцы к своему новому губернатору, преклонялись, а порой и пресмыкались перед ним абсолютно все. Брат Паскевича – этого было более чем достаточно, чтобы любой мало-мальски сведущий в раскладах при царском дворе проникся глубоким почтением к новому начальнику Владимирской губернии. Паскевич, князь Варшавский и граф Эриванский, в любое время запросто заходил в покои русского царя и мог, выражаясь современным языком, решить там любой вопрос. К тому же было известно, что выходцы из малороссийского казацкого рода братья Паскевичи прекрасно ладили друг с другом.

Правда, Паскевич-младший звезд, что называется, не хватал. Начав служить офицером в славном своими суворовскими традициями Фанагорийском гренадерском полку, Степан Федорович отдал армии почти 11 лет в пору наполеоновских войн. За это время он заслужил четыре боевых ордена, в том числе офицерский Георгиевский крест, «Владимира» с мечами и «Анну на шею», а также сразу две золотые шпаги с надписью «За храбрость» – за сражения против турок и французов. Но в ту пору военную карьеру младшего брата генерала Паскевича нельзя было назвать стремительной. Характерная деталь: выйдя в отставку из военной службы в 1813 году, подполковник Орловского пехотного полка Степан Паскевич не получил награждения следующим чином, как это обычно практиковалось. Зато в 1816-м благодаря хлопотам куда более удачливого старшего брата Александр I пожаловал-таки Паскевичу-младшему чин отставного полковника.

 Бурбон и службист         

Бытовало небезосновательное мнение, что Степан Паскевич, сильно уступавший талантами старшему брату Ивану, был типичным солдафоном, и Александр Грибоедов использовал его черты для создания весьма колоритного образа комедии «Горе от ума» полковника Скалозуба – бурбона и службиста до мозга костей. В общении Степан Паскевич был далеко не подарок: резкий, надменный, суровый, с железной волей, он беседовал с подчиненными почти как с новобранцами на плацу.

Тем не менее, на такие нюансы относительно личности нового губернатора во Владимире никто не обращал внимания. Все сходились во мнении, что сравнительно молодой для начальника губернии Паскевич прибыл на берега Клязьмы всерьез и надолго. Владимирское дворянство во главе с родней Паскевича Федором Акинфовым давало роскошные балы в честь нового губернатора, который, кстати, как большинство военных до мозга костей, отлично танцевал.

Степан Федорович не замедлил с ответной любезностью: он написал брату в Петербург, и владимирский губернский предводитель Федор Акинфов, состоявший в чине генерал-майора аж с 1824 года, в августе 1835-го был пожалован в тайные советники, что соответствовало генерал-лейтенанту. Этот знак внимания кузену заодно стал и наглядной демонстрацией возможностей губернатора, после чего преклонение перед ним достигло апогея. И все было бы прекрасно, но вмешались силы, не подвластные ни Паскевичу-Варшавскому-Эриванскому, ни даже самому государю Николаю Павловичу.

 Роковая болезнь

Владимирский губернатор заболел. Он начал утомляться, худеть и плохо спать. Скорее всего, это была онкология. 23 апреля 1836 года с подачи Паскевича-старшего Степан Федорович был отозван из Владимира и определен на почетную, но не имевшую никакого реального значения должность члена Совета Министерства внутренних дел. Длительное лечение за границей принесло лишь временное облегчение. Почти через четыре года после своего отъезда из Владимира 9 апреля 1840 г. на 55-м году жизни Степан Паскевич скончался и был погребен на Волковом православном кладбище в Санкт-Петербурге.

Как ни покажется невероятным, но массивное надгробие Его Превосходительства Степана Паскевича из темного гранита, увенчанное крестом и украшенное барельефным изображением родового герба и портретным медальоном усопшего, сохранилось в северной столице до сих пор. Так как художественных портретов бывшего владимирского губернатора не сохранилось (во всяком случае, автору этих строк они неизвестны), то изображение с памятника можно считать уникальным.

В тему:

 Паскевич2После года безвластия

Знакомство с сильными мира сего в нашей стране и раньше, и теперь служит хорошим залогом быстрого карьерного продвижения.  

В середине января 1836 года Владимирская губерния была взбудоражена указом императора Николая I, согласно которому во Владимир на Клязьме назначался новый губернатор – действительный статский советник 49-летний Степан Федорович Паскевич. До того больше года губернатора во Владимирской губернии вообще не имелось!

Еще 31 декабря 1834-го бывший владимирским губернатором Сергей Степанович Ланской, будущий граф и министр внутренних дел, получил назначение в Правительствующий Сенат – аналог нынешнего Конституционного Суда, и в течение всего 1835 года обязанности начальника губернии во Владимире временно выполняли различные чиновники. С апреля 1835-го и. о. губернатора был статский советник Борис Иванович Пестель – вязниковский помещик и младший брат казненного царем декабриста полковника Павла Пестеля. Тем не менее, и Пестель, и его предшественники являлись лишь «калифами на час», поэтому владимирское «общество» и, прежде всего, чиновники постоянно думали-гадали, кто же станет преемником Ланскому.

Однако царь, побывавший во Владимире в 1834 году проездом из Казани в Санкт-Петербург, почему-то с назначением губернатора медлил. Поэтому известие о пожаловании Паскевича во владимирские губернаторы произвело эффект разорвавшейся бомбы. Сам по себе Степан Паскевич, ветеран Отечественной войны 1812 года, награжденный за храбрость в Бородинском сражении золотой шпагой, армейский полковник, лишь после длительной гражданской службы получивший равный генеральскому чин IV класса, ничего особенного не представлял. Зато он приходился младшим братом Ивану Федоровичу Паскевичу. И это было куда важнее любых титулов и чинов!

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Как с вами связаться? (обязательно)

Сообщение

error: Копирование запрещено!