18+

Путешествие «на собаках»

Хвостатая братва

Если в собачьем мире есть идеал – это, конечно, хаски. Во-первых, они чертовски красивые – особенно те, которые с голубыми глазами. Во-вторых, по свидетельству владельцев, они не слишком прожорливые. В-третьих, им жизненно необходимо движение. В определенных ситуациях это может привести к катастрофе: один дома, скучающий хаски сгрызет все, до чего дотянется. Поэтому с собакой надо заниматься, много и часто.

– У этих собак потребность – бежать, – рассказывает Константин Волкович. – Когда в загоне выбираешь, кого поставить в упряжку, начинается гвалт, потому что все хотят и каждому надо.

Соревнования по ездовому спорту проходят практически круглый год. Пока снега нет, участники выступают бегом, на велосипедах или на картах с колесиками. Однако для ездовых собак, северянок по происхождению, плюсовые температуры не очень комфортны. Поэтому и хаски, и их владельцы, очень ждут наступления зимы. «Когда я достаю лыжи, собаки начинают волноваться, – рассказывает Владимир Морыганов. – Они прекрасно понимают, что это значит».

В упряжке может бежать две, четыре, шесть и даже двенадцать собак. Составить ее – все равно что собрать команду, например, футболистов: у всех должен быть командный дух и взаимопонимание. Это не так просто, учитывая, что в собачьей жизни все как у людей – есть друзья и конкуренты, лидеры и аутсайдеры, провокаторы и миротворцы. Хаски, которые умнее многих других пород, способны даже объединяться во фракции.

– Главное – это правильно выстроенная иерархия, – объясняет Волкович. – У собак могут быть вожаки разного ранга. У нас есть даже «главсобака», которую слушаются все остальные независимо от фракций и предпочтений. Но верховный главнокомандующий должен быть один – человек.

Как стать каюром

Нарты – это такие санки, у которых есть сиденье для пассажира (или для нужных в поездке по заснеженной тундре вещей), стоячее место для каюра, полозья для скольжения по снегу и единственный рычаг – тормоз, который упирается в снег, чтобы остановить разогнавшихся собак. Руля для поворотов, стартера, переключателя скоростей у нарт нет. Даже хлыстика, который показывают в фильмах про суровую северную жизнь, нет. Управлять упряжкой каюр может исключительно голосом.

Меня сажают в нарты. Собаки уже готовы бежать и даже подпрыгивают от нетерпения. «По-о-ошли», – кричит Волкович, и упряжка рвется с места. Мы мчимся по снежному полю так, что в ушах свистит. Ветер мгновенно леденит щеки и нос, из-под лап и полозьев летит снег – вот она, жизнь, описанная великими искателями приключений.

– Теперь давай сама, – говорит кают и передает мне управление. «По-о-ошли», – бодро кричу я, и…

– Кто это тут гавкает? – могли бы спросить собаки, если бы умели говорить. – Впрочем, повернутые ко мне морды у них вполне выразительные, и все легко читается без слов. Я упоминала, что хаски умеют улыбаться? Так вот, все шесть улыбаются, и каждая – по-разному: ласково, насмешливо, злоехидно. Улыбаются и машут хвостами. И стоят.

А еще у собак отменный слух, и поэтому когда Константин только начинает набирать воздух в легкие, они прекрасно все понимают и устремляются вперед. «Хоп-хоп-хоп», – подгоняю я. «Ты еще там?», – удивляются собачьи уши. Тем не менее, упряжка немного ускоряется. «Голос хороший, – хвалит меня Волкович. – Можно сказать, задатки есть. На первый раз большего и ждать нечего. Некоторые команды собаки знают на автоматическом уровне и выполняют, кто бы их ни отдал. Например, можно сказать незнакомому псу «дай лапу» – и он даст. А вот если речь идет о том, что собаки не очень-то хотят – например, ускорять бег там, где можно не торопиться – то они еще подумают, слушаться или нет. Человека, который первый раз увидел нарты, наверное, и не будут. А опытного каюра, скорее всего, послушаются. Есть опыт, когда каюр на соревнованиях выступал на чужой упряжке и показывал хороший результат»…

Зато после забега собаки облизали меня так, будто я их давно пропавший и чудом найденный дорогой друг. Впрочем, так они общаются со всеми: хаски – одна из самых добродушных пород в мире.

В тему

1100 километров – протяженность самой длинной в России гонки на собаках «Берингия»

Три дурацких вопроса владельцам ездовых собак

Дом в сугробе

Правда ли, что ездовые собаки могут спать на голом снегу?

– Если они выросли и живут на севере – возможно, и могут, – говорит Константин Волкович. – Хотя даже волки предпочитают спать не в сугробе, а в норе. Собаки, живущие в средней полосе, на снегу могут отморозить лапы или нос. Поэтому на любых соревнованиях обязательное условие – это подстилка: сено или опилки. Во время многокилометровых гонок, которые проводятся в несколько этапов, организаторы предоставляют сено на стоянках, но участники обязательно везут с собой запас на непредвиденный случай.

Облако с хвостом

Хаски – очень пушистые, что происходит, когда они линяют?

– Происходит облако шерсти, – объясняет Владимир Морыганов. – Даже у короткошерстных собак на зиму появляется очень густой и плотный подшерсток. Во время линьки квартиру приходится пылесосить по два раза в день, и конечно все время вычесывать собак.

Гроза мышей и коней

Умеют ли ездовые собаки охотиться?

Еще как! Они очень активные и азартные, поэтому интересуются буквально всем. Более того, охотничий инстинкт может пересилить даже необходимость выполнять команды. На соревнованиях были случаи, когда упряжки убегали с трассы, потому что дорогу случайно пересек заяц или приблудная кошка. На заснеженных полях хаски чуют затаившихся под снегом мышей и с удовольствием их ловят. Впрочем, собак привлекает не только мелкая дичь: точно так же их может отвлечь лошадь или, например, коза – особенно если она начнет убегать.

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Как с вами связаться? (обязательно)

Сообщение