18+

«Усыновите» пенсионера

1234520 семей области взяли к себе пожилых людей.

Взять в приемную семью можно не толь­ко ребенка, но и взрослого – пожилого человека или инвалида. Как показы­вает практика, такие семьи часто получаются вполне счастливыми.

Пенсионерка Людмила Константиновна (на фото – справа) – из Нижнего Новгорода, хотя «фамильное гнездо» у нее – в Судогодском районе. Именно здесь, в деревне, жила ее мама, и именно сюда Людмила Константи­новна приехала в 2013 году – летом, которое она считала последним в своей жизни. Тя­желое эндокринное заболевание привело к тому, что пожилая женщина весила всего 30 килограммов. Нижегородские врачи, к кото­рым обращалась женщина, ничего не могли сделать.

Именно такой ее приняла семья Федоровых. «Людмилу Константиновну мы знали и рань­ше, она – хорошая женщина, – говорит Лидия Федорова. – Поэтому когда она попросилась пожить у нас летом, мы согласились. А потом узнали, что есть такая форма, как приемная се­мья. Мы живем вдвоем с мужем, дети выросли и живут отдельно. Мы подумали и предложили взять ее в семью».

Оформляя пенсионерку в новый дом, со­трудники Cудогодского комплексного центра соцобслуживания втайне опасались, что долго она не протянет.

Чудесное спасение

«Когда я ее мыла в бане, страшно было дотрагивать­ся, – вспоминает Лидия Фе­дорова. – Кожа и кости, я раньше такое видела только в фильмах про Бухенвальд. И еще она все время буквально задыхалась, как будто тонет. Вечером, когда ложились, я долго не могла уснуть, такое тяжелое у нее было дыхание». Однако все обернулось со­вершенно иначе.

Однажды, когда у пожилой женщины подскочило давле­ние, к ней вызвали «скорую». Людмилу Константиновну увезли в Судогодскую ЦРБ, потом в областную, оттуда ее спешно переправили в автоприборовскую больни­цу. «Направление нам дали, а «скорую» не дали, – рас­сказывает Лидия Федорова, – поэтому нас везла на своей машине моя дочь. Когда я вела Люду в приемный покой, она уже ничего не соображала, с трудом шла, у нее посинели нос и под­бородок…» Прямо из при­емной пенсионерку увезли на экстренную операцию. Позднее врач скажет Федо­ровым: «Рисковые вы люди. Еще буквально минута, и она умерла бы у вас прямо в машине».

С тех пор прошло уже два года. Свежий воздух и хороший уход сделали свое дело: за это время Люд­мила Константиновна на­брала 20 килограммов веса и уже не напоминает му­мию. И дышит – правда, через трубку – гораздо легче, чем раньше. И ведет впол­не нормальную, полноцен­ную жизнь: помогает в саду (кроме традиционных для деревни овощей-фруктов, женщины разбили за до­мом роскошный цветник), делает заготовки на зиму, ходит в магазин. Вместе они возятся с внуками Лидии Александровны – младше­му из них полтора года. «Я живу и радуюсь, – улыбается Людмила Константиновна. -Врач, правда, сказал, что мне больше подошел бы теплый и влажный климат Таиланда. Но мне и здесь очень хорошо, я буквально наслаждаюсь каждым днем».

– Мы действительно стали одной семьей, – объясняет Лидия Федорова. – Я знаю, что Людмила здесь, у меня на глазах, и я за нее спокойна.

Как удочерить бабушку

Приемных семей «для взрослых» в Судогодском районе всего три, а во Влади­мирской области – около двад­цати. «Такая семья – удачная альтернатива устройству не­способного самостоятельно позаботиться о себе человека в «казенное» учреждение вроде интерната или дома престарелых, – объясняет Наталья Сметанина, заведу­ющая отделением соцобслу-живания на дому ГБУСО ВО «Судогодский комплексный центр социального обслу­живания населения». – «По­допечный» продолжает жить в привычных условиях (часто –  в собственной квартире) и получает помощь от благо­желательно настроенных к нему людей. «Опекуны», в свою очередь, получают де­нежное вознаграждение от государства (сегодня это 4540 рублей без учета НДФЛ) и имеют право на 75% пенсии своего подопечного – кстати, столько же пенсионер или инвалид отдал бы за со­держание в государственном соцучреждении».

Впрочем, соцработники утверждают, что если деньги и играют роль в решении «удочерить бабушку», то от­нюдь не главную. Важнее – спокойствие за нечужо­го человека. Как правило, пока в приемных семьях речь идет о людях, которые уже были знакомы: кто-то забирает к себе старика-соседа, кто-то – инвалида, оставшегося без присмотра после смерти родителей. Неблизкие родственники –  внучатые племянники, троюродные тетушки и т.п. –  тоже могут выступать в качестве приемной семьи. В принципе, такие люди могли бы договориться и «неофициальным» поряд­ком, но органы соцзащиты выступают дополнитель­ным гарантом того, что все права «подопечного» будут соблюдены: его обеспечат и собственной комнатой, и правильным питанием, и нужными лекарствами. В сл у чае если ч то-то пош ло не так – соцзащита предоставит психолога, который поможет разрешить конфликтную ситуацию.

В идеале приемную семью будут создавать и ранее не­знакомые люди – для этого создается база данных из потенциальных опекунов и подопечных. В случае с по­жилыми людьми речь доста­точно часто идет о тех, кто сохранил и ясность мысли, и навыки самообслуживания (а вот спуститься по лест­нице и дойти, к примеру, до магазина или поликли­ники для такого человека может быть проблемой). Для будущих опекунов та­кие «приемные» бабушки и дедушки могли бы стать и интересными собесед­никами, и помощниками в воспитании детей и внуков. А для подопечных – это возможность избавиться от одиночества и почувствовать себя нужным, что, если ве­рить врачам, сказывается на самочувствии самым благо­приятным образом.

Где человеку в преклонном возрасте жить хорошо

В американском городе Сиэтл находится самый уникальный дом престаре­лых, который совмещен с… детским садом. Идея очень проста – пожилые люди, общаясь с детьми, получа­ют большое удовольствие и чувствуют стимул для продолжения жизни, а де­тишки учатся и развиваются благодаря помощи старшего поколения. Дети навещают пенсионеров 5 дней в неделю. Вместе они играют, читают, обучаются танцам, музыке и искусству, а также готовят обед и делают прочие увле­кательные вещи.

Голландский поселок Хогевей на вид самый обыкновенный. Но все, кто работает в поселке: продав­цы, кассиры и даже дворни­ки, – на самом деле медики со специальной подготовкой по геронтологии. А все, кто здесь живет, страдают де-менцией или болезнью Аль-цгеймера и не осознают, что находятся не дома. Способа вылечить их пока нет. Но в Хогевее делают так, чтобы неизлечимо больные люди жили нормально и достой­но. И если для этого нужно им подыграть, то разве это плохо?

В другом голландском городе, Девентере, сту­денты университета могут бесплатно поселиться в доме престарелых, если будут про­водить со своими пожилыми сосед ям и не меньше 30 часов в месяц. Они разговаривают с пенсионерами, играют с ними в различные игры, вместе ходят в торговые центры или на выставки, а также учат их пользоваться компьютером и даже рисо­вать граффити. За комнату в студенческом общежитии, к слову, им пришлось бы платить около 400 евро в месяц.

ЦИФРА

4540 рублей составляет во Владимирской области ежемесячное вознаграждение приемной семье

Тему можно обсудить: ok.ru/vladprizyv

Автор: Марина СЫЧЕВА

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Как с вами связаться? (обязательно)

Сообщение