18+

Зять Лопаты Пожарского

Буйносов6День народного единства отмечается в годовщину исторического события начала XVII столетия -освобождения Москвы от поляков ополчением под командой нашего земляка князя Дмитрия Михайловича Пожарского. Но если биография этого человека изучена достаточно хорошо, то его окружение до сих пор остается в тени.

Среди этого окружения – семейство ближайшего сподвижника и тезки знаменитого родственника князя Дмитрия Петровича Пожарского, в том числе его зять князь Юрий Петрович Буйносов-Ростовский, имевший непосредственное отношение к нашему Владимирскому краю.

Бородач Петрович
Некоторые исследователи порой путают одного Дмитрия Пожарского с другим. Жили они в одно время, были четвероюродными (правнучатыми) братьями, действовали сообща и имели имения по соседству, в том числе в прежнем Суздальском уезде. Разными у них были лишь отчества и прозвища. Соратник Минина был Михайлович и звался Хромой – у него плохо действовала нога после полученной раны. А его кузен Петрович именовался Лопата – по характерной форме бороды (раньше так и говорили «борода лопатой»).

Дмитрий Петрович Лопата Пожарский в 1612 году в возглавляемом Дмитрием Михайловичем Пожарским и Козьмой Мининым ополчении командовал авангардом. Именно Лопата-Пожарский захватил Ярославль, ставший важной базой ополченцев по пути к Москве, и первым вышел к первопрестольной у Тверских ворот. Позже, имевший обширные владения в Суздальском уезде, князь Дмитрий Лопата Пожарский в 1616 году был отправлен царем Михаилом Федоровичем в Суздаль наводить порядок после многолетнего разорения в пору безвременья, интервенции и гражданской войны.

Буйносов3Князь получил приказ действовать «против «воров», боярских холопов и всяких безымянных людей, которые называются казаками, жгут села и деревни, побивают до смерти и грабят, крестьян пытают, доведываясь, где их пожитки, и хотят идти по городам». Однажды, когда Хромой Пожарский был болен, а требовалось вести войско в поход против поляков, царь назначил воеводой Лопату Пожарского, очевидно, достаточно высоко ценя его как полководца и учитывая, что титул князя Пожарского для врагов звучит грозно уже сам по себе.

Дмитрий Петрович Пожарский скончался в 1641 году на несколько месяцев раньше Дмитрия Михайловича Пожарского. В 1637-м он сделал крупное пожертвование в Суздальский Спасо-Евфимиев монастырь, где, вероятно, был и похоронен, как и его прославленный правнучатый брат.

Царский шурин
Два сына Лопаты князья Иван и Борис Пожарские умерли молодыми, а его единственная дочь княжна Мария Петровна вышла замуж за князя Юрия Петровича Буйносова-Ростовского – прямого потомка великих князей владимирских Всеволода Большое Гнездо и Константина Всеволодовича.

Отец князя Буйносова князь Петр Иванович погиб в 1607 году, потерпев поражение от войск самозванца «царевича Петра» под Путивлем. Сестра зятя Пожарского княжна Мария Петровна Буйносова в 1608-м вышла замуж за царя Василия IV Шуйского, занимавшего русский престол в 1606-1610 гг. После свержения Шуйского молодую царицу Марию, родившую к тому времени двух дочерей, насильно постригли в монахини и сослали в Суздальский Покровский монастырь. Там она находилась до самой кончины в 1626 году. Обе ее дочери умерли в детском возрасте.

Сын погибшего воеводы и младший брат несчастной государыни князь Юрий Буйносов под опекой тестя Дмитрия Лопаты Пожарского, заменившего молодому человеку отца, поступил на ратную службу, где продемонстрировал незаурядные способности. Вскоре он стал воеводой, причем особенно долго служил в Туле – стратегически важной крепости, прикрывавшей Москву от набегов крымских татар и поляков.

После смерти тестя князь Юрий по жене мог унаследовать многочисленные владения Пожарских, включая родовую вотчину село Троицко-Никольское (ныне – пригород Коврова), но отказался в пользу двоюродного брата своей жены и тоже известного полководца князя Семена Романовича Пожарского.

Владимирские командировки

Особых высот Юрий Буйносов достиг при втором царе из династи и Романовых Алексее Ми-
хайловиче. В 1645 году он был послан во Владимир и Муром для приведения местных жителей к присяге новому государю. Но владимирская «командировка» оказалась непродолжительной. Крымские татары устремились в набег на Русь, и Буйносова отправили командовать спешно собранной ратью. Крымцы были наголову разбиты, и царь Алексей Михайлович пожаловал князя Буйносова в бояре. Всего же бояр тогда насчитывалось лишь около 30-ти.

Однако красоваться в Москве в боярском облачении князю Буйносову пришлось лишь несколько дней. Его срочно направили в Архангельск, поскольку ожидалось нападение датского флота на этот единственный тогда русский морской порт. Юрий Петрович, прибыв на место, выстроил новые укрепления и большие пороховые склады, организовал доставку пушек и пищалей. Благодаря его трудам Архангельск превратился в грозную твердыню, напасть на которую датчане так и не отважились.

Князь Буйносов провел в Архангельске два года, сделав этот город важнейшим форпостом России. Во многом благодаря Буйносову, заново создавшему архангельскую крепость, полвека спустя шведская эскадра, напав на Архангельск в 1701 году, потерпит жестокое поражение. Деятельность Буйносова предвосхитила укрепление морских границ Российского государства при Петре Великом и стала причиной его… «воскрешения» на страницах одного из наиболее известных литературных произведений, посвященного царю Петру!

В 1648 году боярин Буйносов вернулся из Архангельска в Москву, где его ждало новое назначение. Князя опять отправили во Владимир «разбирать дворян и детей боярских, давать им жалованье и «верстать новиков», то есть организовывать прием на службу дворянских недорослей, из которых, в основном, формировался командный состав русской армии того времени. После двухлетней напряженной работы во Владимире Юрия Петровича назначили судьей Владимирского приказа, фактически царским наместником в пределах бывшего Владимиро-Суздальского княжества, где когда-то правили его предки. Но пребывание испытанного воеводы и администратора в российской глубинке не могло продолжаться долго.

В 1651 году Алексей Михайлович повелел князю Буйносову покинуть Владимир и отправиться в порубежный Великий Новгород, где было неспокойно. Новгородским воеводой Буйносов оставался в течение трех лет, после чего захворал и подал в отставку. Чем именно болел боярин – неизвестно.
Однако, не возвращаясь более на службу, он умер в 1661 году примерно в 60-летнем возрасте. Его брак с княжной Марией Пожарской оказался бездетным, поэтому с кончиной Юрия Петровича род князей Буйносовых-Ростовских пресекся.

В честь родственника-боярина был назван внук Дмитрия Михайловича Пожарского князь Юрий Иванович, оказавшийся самым последним носителем этой легендарной фамилии. В середине 1680-х гг. он тоже умер, и род князей Пожарских пресекся навсегда.

«Воскрешение» в кино
Любопытно, что, помня о деятельности князя Буйносова в Архангельске, писатель А лексей Толстой уже в XX веке сделал одним из персонажей романа «Петр Первый» князя Буйносова, хотя при царе-плотнике князей Буйносовых в России уже лет 40 как не было.

Из романа князь Буйносов попал и в киногерои. В кинофильме «Петр Первый», снятом режиссером Владимиром Петровым в 1937-1938 гг., роль боярина Буйносова сыграл известный питерский театральный актер Константин Гибшман.

А в 1980 году режиссер Сергей Герасимов снял художественный фильм «Юность Петра», где на экране вновь «ожил» князь Буйносов, на этот раз в исполнении народного артиста России Михаила Зимина. Так волею судеб фамилия зятя князя Лопаты-Пожарского оказалась увековеченной не только на страницах исторических хроник.

Николай Фролов

На фото: Михаил Зимин в образе князя Буйносова и село Троицко-Никольское – родовая вотчина князей Пожарских

 

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Как с вами связаться? (обязательно)

Сообщение