18+

Владимирский губернатор 1812 года

Один из юбилеев 2012 года – 200-летие Отечественной войны. Война 1812 года, когда покорившая почти всю Европу «великая армия» императора французов Наполеона Бонапарта вторглась в Россию, стала серьезнейшим испытанием на прочность для нашей страны. И подвиг предков, сумевших нанести поражение непобедимому прежде завоевателю, заслуживает вечной памяти и уважения в потомках.

Сейчас самое время вспомнить события «великого года России» применительно к истории Владимирской губернии, рассказать о земляках – участниках и героях борьбы с нашествием «двунадесяти языков». И, пожалуй, первым стоит остановиться на личности человека, который во время Отечественной войны возглавлял Владимирский край.

Осенью 1812 года неприятелю удалось захватить Москву, и Владимирская губерния оказалась в зоне боевых действий. Передовые отряды французской армии вступили на территорию Покровского уезда, им оставалось всего один-два перехода до Владимира. Население пребывало в сильной тревоге, некоторые впадали в уныние, в страхе ожидая наступления французов на восток. В таких условиях роль владимирского губернатора была очень велика. И, как свидетельствуют факты, находившийся на этом посту Авдий Николаевич Супонев оказался на высоте и достойно выполнил свою историческую миссию.

Сын «угличской царевны»
В начале тогда еще мирного 1812 года во Владимире сменился губернатор. Родовитого аристократа и плодовитого литератора князя Ивана Михайловича Долгорукова, 10 лет управлявшего Владимирской губернией, сменил потомок старинного ярославского дворянского рода Авдий Николаевич Супонев. Необычное имя он получил в честь деда Авдия Ивановича Супонева – друга историка Василия Татищева (одно из сочинений ученого известно лишь в рукописи деда владимирского губернатора).

В истории семейства Супоневых была загадка, разгадать которую ученые не могут до сих пор. Сын Авдия-старшего и отец Авдия-младшего Николай Авдиевич Супонев, ярославский губернский предводитель дворянства, вступил в брак с Ольгой Григорьевой, которую молва называла внебрачной дочерью императрицы Елизаветы Петровны. Майор Николай Супонев активно участвовал в дворцовом перевороте 1741 года, который возвел на российский престол дочь Петра Великого. Государыня щедро наградила офицера, пожаловав ему богатое имение под Угличем. По одной из версий, это было приданое незаконной дочери царицы, которую современники называли «угличской царевной».

Впечатляющие руины когда-то великолепного дворца Супоневых на левом берегу Волги прямо напротив Углича можно видеть и сегодня. Таким образом, владимирский губернатор 1812 года Авдий Супонев мог быть правнуком царя Петра I.

Авдий Николаевич Супонев начал карьеру в 18-летнем возрасте сержантом лейб-гвардии Преображенского полка. К 1796 году, когда скончалась Екатерина II и на престол взошел ее сын Павел I, Супонев имел чин корнета конной гвардии, хотя прослужил уже 8 лет. При новом царе началось головокружительное возвышение молодого офицера. В 1800 году Супонев уже стал полковником, действительным камергером и кавалером двух орденов. Некоторые видят в таком благоволении императора Павла доказательство того, что в жилах Супонева текла кровь династии Романовых.

Неизвестно, каких высот мог бы достигнуть Супонев,но в марте 1801-го Павел I был убит заговорщиками. Новый царь Александр I не жаловал приближенных родителя. В октябре того же 1801 года 31-летний Авдий Супонев был отправлен в отставку с награждением чином генерал-майора. Опала продолжалась 11 лет. Лишь в начале 1812-го, когда уже пахло порохом, император вспомнил про генерала и назначил его губернатором во Владимир.

За считанные месяцы до начала войны генерал Супонев, переименованный в соответствующий гражданский ранг действительного статского советника, зарекомендовал себя во Владимирской губернии как деятельный администратор и общительный человек. Он часто ездил с проверками по уездным городам, не давая подчиненным расслабляться, но и устраивал у себя дома приемы и обеды с обилием яств и питий, куда приглашал всех желающих. Веселый, вежливый и тактичный, хотя и державший себя барином, Супонев очень полюбился владимирцам.

«…Неусыпные труды на пользу службы»
После начала Отечественной войны губернатор активно участвовал в организации Владимирского ополчения из 6 пеших казачьих полков, сформированных из рекрутов и отставных офицеров. Ополчение возглавил бывший командир Супонева по конной гвардии, богатый юрьевский помещик генерал-лейтенант князь Борис Андреевич Голицын. Хотя Голицын был старше летами и чином, имел нелегкий нрав, с губернатором у него наладилось полное взаимопонимание, что стоит отнести на счет толерантности Авдия Николаевича. Ополченцы заняли оборону на западной границе губернии, преградив французам путь во Владимир. Имея в тылу армию Кутузова, авангард Наполеона не решился двинуться в сторону Клязьмы.

Одновременно с ополчением во Владимире при деятельном участии губернатора был сформирован резервный 1-й пехотный полк. Много времени и сил у Супонева занимала помощь беженцам. Часть из них уезжала в Нижний Новгород. Но немалое число людей оставалось во Владимире, и всех нужно было разместить и накормить. Среди них, к примеру, были будущие декабрист Никита Муравьев, муза Пушкина Анна Керн, на некоторое время изгнанный из армии генерал Барклай де Толли и московский генерал-губернатор граф Ростопчин. Даже губернаторский дом стал подобием гостиницы. Мемуаристы свидетельствуют, что владимирский губернатор старался как можно лучше поместить каждого гостя, тратя на их обустройство и свои личные средства.

Во Владимир и через него везли из Москвы драгоценности кремлевских дворцов, соборов и Оружейной палаты, имущество и архивы различных учреждений, в том числе ценнейшие документы Московского архива министерства юстиции и Московского департамента Сената. За сохранность этого добра в пределах подведомственной территории тоже отвечал губернатор. 5 сентября во Владимир прибыл архиепископ Московский Августин, сопровождая Владимирскую и Иверскую чудотворные иконы Божией Матери.

Во Владимирскую губернию привозили тысячи раненых. Устройство госпиталей стало еще одной важной заботой губернатора. Во Владимире и в уездных городах были развернуты временные госпитали. Деятельным помощником Супонева стал инспектор Владимирской врачебной управы надворный советник Федор Федорович Невиандт, который «по препоручению Владимирского гражданского губернатора занимался пользованием штаб- и обер-офицеров раненых и нижних воинских чинов и рядовых в учрежденном в городе Владимире временном госпитале до самого его уничтожения безвозмездно».

Действия Авдия Супонева получили высокую оценку в Петербурге. В сентябре 1812-го он был пожалован орденом св. Владимира III степени «за попечение и труды по сформированию во Владимире 1-го пехотного полка», в октябре того же года ему два раза было объявлено высочайшее благоволение «за деятельные по Владимирской губернии распоряжения». После победоносного окончания Отечественной войны 26 марта 1813 г. Супонев был награж ден орденом св. Анны I степени. Александр I писал Супоневу: «Отлично-усердное служение ваше и неусыпные труды на пользу службы, понесенные по званию Владимирского гражданского губернатора; особенно в деятельном доставлении всего нужного к продовольствию войск, находившихся в губернии, управлению вашему вверенной, и в держании в ней порядка и тишины при бытности в ней неприятеля, обращают на вас особенное Наше внимание и Милость».

Губернатором Супонев оставался до начала 1817 года. Он устроил первый во Владимире бульвар и даже вел переписку с легендарным классиком немецкой литературы Иоганном Вольфгангом Гете, впервые описав по просьбе последнего иконописные промыслы Мстеры, Холуя и Палеха. Однако нелюбовь Александра I к Супоневу стала причиной отставки и смерти Авдия Николаевича. В январе 1817-го он неожиданно был уволен с губернаторского поста без объяснения причин. Новая опала потрясла Супонева, он удалился в свой дворец под Угличем, где через два года и умер в возрасте всего лишь 49 лет. Но в истории Владимирского края этот человек будет памятен всегда.

Михаил ОДИНЦОВ

Ваше имя (обязательно)

Как с вами связаться? (обязательно)

Сообщение