18+

Нательная живопись

Самого татуированного в мире человека зовут Лаки Рич: он покрыл рисунками 100% своего тела, включая веки, десны и ушные раковины. Так что участникам первого во Владимирской области фестиваля татуировки, прошедшего в Арт-дворце, есть к чему стремиться.

Сама по себе татуировка известна достаточно давно – рисунки на теле делали еще в Древнем Риме. В Японии до 500 года украшение тела татуировкой было привилегией императоров. Однако впоследствии тату обычно делали люди, объединенные в некие касты. Каждый символ был понятен только посвященным. Сейчас же татуировка считается едва ли не разновидностью современного искусства, поэтому с ее помощью самовыражаются все кому не лень и себя не жалко.

– Владимир – достаточно продвинутый в смысле тату город, – говорит Сергей Бычугин, организатор фестиваля, -есть много тату-салонов, людей с большими красивыми рисунками на теле. Поэтому мы решили, что пора объединить всех под одной крышей, дать возможность пообщаться, других посмотреть, себя показать. Мы разместили свою афишу в социальных сетях и ждем на фестивале не меньше тысячи человек.

…На кушетке лежит девушка по имени Катя Пони, мастер Альберт набирает на ее голени алую розу. У Кати это уже четвертая татуировка. «Вообще-то я увлеклась этим не очень давно, рассуждает девушка, – но погрузилась с головой. Мама против, папа очень против, брат смеется, а мне нравится. Это увлекательно и очень классно. Сейчас я лежу и чувствую наслаждение. То есть сначала, конечно, больно. Но потом, когда ты видишь, как на твоем теле проявляется рисунок, – это такое непередаваемое ощущение, ради которого можно перетерпеть все, что угодно». Любимая Катина тема – цветы, и останавливаться она пока не собирается. Девушка планирует разрисовать розами и лилиями как минимум полтела. А как максимум – все, кроме лица.

Рядом сидит на стуле девушка Инна, готовится к своей первой татуировке. Долго выбирала рисунок, остановилась на короне – она украсит шею сзади. Инна считает, что это знак будущего успеха. «Конечно, немного нервничаю, но отыграть назад не хочется, – говорит она. – Пусть будет. Пока не знаю, как пойдет дальше, но в ближайшие годы других татуировок не планирую». Анастасия, подруга Инны, сидит рядом и советует не зарекаться. «Когда я сделала первую татуировку, то была уверена, что второй у меня не будет, – вспоминает она, – через неделю-другую я изменила мнение. Так что сегодня я решила сделать вторую татуировку. С рисунком еще не определилась, но думаю, что это будет счастливый автобусный билет». Обе девушки пока учатся, и поэтому «на всякий случай» предпочитают разрисовывать такие части тела, которые легко спрятать под одеждой.

Тату-мастер Антон Автономов рассказывает про свою первую работу: «День и год не помню, но давно это было. В каком-то подвале, самодельной машинкой – короче, не татуировка, а какая-то «портачка». Условно говоря, был нарисован некий узор. Со временем стало получаться лучше, даже пошел учиться на худграф, но вылетел, так как к тому моменту уже работал, и на учебу не хватало времени».

По словам Антона, во владимирские тату-салоны сейчас приходят люди любого возраста и социального положения – от школьников до пенсионеров. При этом «культурное сознание» желающих расписать свое тело постепенно меняется. Раньше люди просто тыкали пальцем в каталог: «хочу вот это». Теперь приносят какие-то собственные идеи. Некий молодой человек, мечтающий избавиться от вредных привычек, попросил наколоть ему самурая, рубящего мечом зеленого змия. Девушка-вегетарианка заказала натюрморт во весь бок. Довольно часто заказывают «памятные» татуировки – к стандартным «Таня навсегда» и «ВДВ- 2008» добавились, например, рисунки в честь домашних питомцев. Одна дама, например, таким образом «усадила» на плечо любимого мопса. А некоторые хотят «амулет, чтобы все получалось».

Собачка ли, бабочка, иероглиф, механизм, скелет или демон из ада – в тату-салонах берутся за любую работу. Отказывают обычно только «детям до 18», чтобы потом не отбиваться от разъяренных родителей. Хорошие мастера отговаривают заказчиков от татуировок на кистях и запястьях – там рисунок быстро стирается. Нерожавшим женщинам советуют поберечь область живота. А молодых людей просят десять раз подумать перед тем, как писать большими буквами на видном месте имя своей «настоящей любви», потому что любовь проходит, а тату остается на всю жизнь.

Хотя некоторые врачи уже выделяют зависимость от татуировок в отдельное психическое заболевание, большинство тату-мастеров уверены: стремление человека украсить себя рисунками – это не болезнь, а своего рода тюнинг тела, вызванный желанием стать лучше, и в первую очередь в собственных глазах. «Многие люди хотят сделать тату, но боятся, что будет больно, что надоест, разонравится… Есть определенная грань между чистой кожей и кожей с татуировкой, – объясняет Антон Автономов. – Если ты ее перешагнул, двигаться дальше уже гораздо проще».

Жена Антона Марина по образованию программист. Первую и, кстати, единственную по сей день татуировку сделала у своего будущего мужа. Сейчас уже и не помнит точно, чем тогда увлеклась сильнее – мастером или миром тату. «Когда приобщаешься к этой культуре, хочется полностью ей отдаться, – говорит Марина. – Поэтому сначала я начала рисовать, а потом научилась сама делать татуировки. В первый раз меня предупредили: руки будут дрожать. А я думала: человек же пришел ко мне добровольно, его не жалко, зачем тогда трястись. Но руки все равно дрожали, конечно»…

Всего на фестивале было сделано не меньше десятка новых татуировок. О том, что, например, лилия на плече хороша, пока само плечо остается молодым и гладким, а потом цветок начинает вянуть вместе с кожей, носители нательной живописи сейчас предпочитают не задумываться: до старости еще далеко, а брать у жизни лучшее хочется прямо сейчас.

Марина СЫЧЕВА

Ваше имя (обязательно)

Как с вами связаться? (обязательно)

Сообщение

error: Копирование запрещено!