18+

В ожидании теплой жизни можно и замерзнуть!

По заверениям отечественных газодобытчиков, Россия будет добывать «голубое топливо» даже в Арктике, однако когда у наших земляков-владимирцев возникает желание поставить газовый котел у себя дома, то им начинает казаться, что это проблема вселенского масштаба.

Сегодня перейти на индивидуальное газовое оборудование (ИГО) – это хождение по мукам, описание которых прокормит не одно поколение журналистов и попортит здоровье горожанам и селянам еще много-много раз.

Дело техники?

Супруги Татьяна Михайловна и Алексей Григорьевич Кузьмины вместе 37 лет. Они живут в поселке Гусевский, считающемся микрорайоном Гусь-Хрустального. Взрослые дети разъехались, устроив свое семейное счастье, а они делят с соседями дом – две половины под одной крышей.

У Алексея Григорьевича большие проблемы со здоровьем: он после инсульта не встает, инвалид первой группы. Улица Пионерская, на которой живут Кузьмины, кажется обычной деревенской. С 1975 года топятся дома от центрального отопления. Котельная работала, ясное дело, на торфе. И у руля ее стояли люди ответственные.

– За холодные батареи их самих «взгревали», – рассказывает Татьяна Михайловна, – лишали премии, проверяли и директор предприятия, и председатель поссовета. У меня отец там работал: летом добывал торф, а зимой его жег, поэтому я и в курсе. А потом начались проблемы: провели реконструкцию, и, похоже, сделали это некомпетентно. В домах стало холодно. В 2000 году нас узнавали по запаху: от одежды, долго находившейся в стылом сыром помещении, отдавало плесенью. На заводе так и говорили: «Болото гнилое приехало». Слушать было неприятно, а что делать? Посушиться было негде. Хорошо, что мы еще печку подтапливали, не разобрали ее.

В 2007 году в Гусевском поставили газовую котельную. Но в доме Татьяны Михайловны батареи теплее не стали. По ее словам, подобные проблемы есть и в соседних домах. Кроме того, система теплоснабжения стала рваться. Аварии и сбои в подаче тепла стали повторяться с раздражающей регулярностью. И тогда Кузьмины решили поставить газовый «котелок», тем более что их сосед со второй половины дома в 2005 году дома установил ИГО.

В апреле прошлого года Татьяна Михайловна отнесла заявление в компанию «ВОТЭК «Теплоэнерго». Она попросила отключить ее от центрального отопления.

– В горгазе мне пояснили: так как дом в частной собственности, то в администрацию можно не ходить, – рассказывает она. – В заявлении указала две причины отключения: постоянное отсутствие тепла и намерение установить ИГО. Попросила не взимать с меня плату.

Котел и оборудование к нему она покупала загодя, кроме того, приобрела строительные материалы, чтобы провести капитальный ремонт дома: поменять крышу, утеплить стены, чтобы тепло не уходило.

Неприятностей от газовой компании пенсионерка не ждала: она собственник дома, сосед за стенкой с ИГО, да и знающие люди ее уверили, что проблем быть не должно. И чисто технически операция не казалась громоздкой и долгосрочной: у нее за забором находится отдельный вентиль. На ее улице, к слову, индивидуальные газовые «котелки» поставили многие, исключение – пенсионеры, которые сотню тысяч рублей не нашли и вряд ли найдут.

Однако прошла весна, настало лето, а специально обученные сотрудники с «болгарками» к ее дому так и не пришли. И она стала ходоком. По жаре, мучаясь с повышенным давлением, принялась ходить на прием к чиновникам и тепловикам.

– Меня футболили от одного к другому. Писала всем – в прокуратуру, главе города, – рассказывает Татьяна Михайловна.

Дошло до анекдота. «ВОТЭК «Теплоэнерго» не возражает против отключения вашей квартиры от центрального отопления. Для обрезки вам надо вызвать представителей «ВОТЭК «Теплоэнерго» для составления двухстороннего акта», – такое послание отправил просительнице директор компании Евсиков.

– Выходит, я сама должна взять «болгарку», а меня только проконтролируют? – недоумевает женщина.

Глава города Юрий Гришкин за своей подписью прислал не менее занятное письмо. Уважаемой Татьяне Михайловне он указывал на особенности газификации многоквартирного (выделено автором) дома и тут же замечал: администрация не возражает в установке индивидуального газового отопления в ее квартире при условии перехода всего дома на индивидуальное отопление.

«Добро» – под сукно?

Татьяна Михайловна без ответа послание главы не оставила. «Господин Гришкин, хочу вас уведомить, – писала она, – я не живу в многоквартирном доме, и реконструкции мне не надо, и нет у меня совокупности стояков, а есть только ледяные батареи и холод в квартире. И уж, конечно, я не изменяю тепловой баланс всего дома, а если увеличу расход газа, то оплачу по счетчику. Газовые трубы нужного сечения поставлю. И, само собой разумеется, ни в коем случае не нарушу предписанное Федеральной службой по экологическому, технологическому и атомному надзору, и клятвенно обещаю, что ветканалы в качестве дымоходов не буду использовать, так как и потолок, и стены, и крыша – мои собственные, портить мне их не с руки. А вот порч у регулирующей запорной аппаратуры могу учинить, имею на это жгучее желание, возьму «болгарку» и отрежу трубу. От батарей тянет стужей, и в мороз они лопнут. Согласитесь, что получить такое письмо после трех обращений – в администрацию, в приемную, в прокуратуру – это издевка над двумя инвалидами 1-й и 3-й группы».

Глава не нашелся что ответить. Но в конце декабря прошлого года Татьяна Михайловна таки добилась своего: меньше трех часов тепловики возились возле ее задвижки и отрезали – так и ее от центрального отопления. И теперь она ждет весны, чтобы приступить к газификации своего дома.

– Сапоги не снимайте, чай, непривычные, у нас ведь 15 градусов в квартире, – встречает она нас при входе.

На кухне включены все четыре конфорки, в комнате, где лежит супруг, работает обогреватель, минут через 10 после начала разговора начинаем зябнуть. Вечером, на ночь, сын натопит печку, так старики и спасаются. Дров купили на восемь тысяч рублей. Сколько сожгут газа и электричества, чтобы хоть как-то согреться, пока стараются не думать. Татьяна Михайловна достает платежки за тепло и свет. Суммы – многотысячные, вплоть до последнего дня, пока не обрезали тепло.

Но самое интересное выяснилось случайно. Получив ответ в начале декабря из прокуратуры, пенсионерка нашла там удивительный факт: оказывается, через три дня после ее обращения – 23 апреля 2010 года – ОАО «ВОТЭК «Теплоэнерго» уже ответило на него. И как – положительно! Компания не возражала против отключения ее квартиры от центрального отопления.

–  Но почему же никто мне не сказал об этом, и никаких действий не последовало? – недоумевает Татьяна Михайловна. – Почему с меня продолжали брать деньги за отопление все лето, слали платежки?

…До конца нынешней календарной зимы осталось 20 дней, до теплых деньков – чуть больше. Но Татьяна Михайловна, выиграв бюрократический бой, готовится к лучшему. Ведь теперь, чтобы навести порядок в доме, обновить его, установить ИГО, ей не придется обивать пороги. Все в ее руках, а значит, следующей зимой они с мужем не будут замерзать.

Когда тепло, сердито и дорого

–  Газифицировались собственники и всего две квартиры? Вообще не вижу проблемы, -заметил в телефонном разговоре с нами Виктор Шершнев, начальник областного департамента ЖКХ. – Она собственница, дом не многоквартирный и, значит, имеет право ставить ИГО.

Почему же местные чиновники волокитили вопрос? Попробуем разобраться. Продажа тепла – регулируемый вид деятельности, на него устанавливается тариф, который складывается из основных затрат на содержание сетей и котельной. В разных городах и даже на разных улицах жители ощутят разницу в тарифе. И если все жильцы будут отрезаться от котельной, то затраты куда относить? На оставшиеся с центральным отоплением дома!

Нетрудно предположить, какой будет тариф у соседей Татьяны Михайловны, к примеру, будущей зимой, если еще несколько домов установят ИГО. Оговорюсь, что речь идет не о многоквартирных домах. С 1 января нынешнего года в них устанавливать «котелки» запрещено (разве что если все жильцы захотят перейти на ИГО). Такова норма вступившего в силу федерального закона о теплоснабжении.

– Если микрорайон не газифицирован или на улице нет центрального отопления, то проблем с переходом на ИГО при отоплении с технической точки зрения не должно быть, – поясняет Ирина Дмитриевна Пряхина, главный инженер ОАО «Владимироблгаз». – При разработке проекта вновь газифицируемых поселков, деревень, микрорайонов изначально учитывается, что разбор газа пойдет и на плиту, и на отопление. Поэтому труба устанавливается большого диаметра.

По мнению наших собеседников, в ближайшее время проблема отопления нескольких десятков человек от огромных котельных будет все более актуальной. Ведь обладателей газовых котлов становится больше. Муниципальные котельные, отапливающие жилье, убыточные. У муниципалитетов вариантов решения проблемы немного: наиболее эффективный для населения (да и властей, чтобы снять лишнюю головную боль!) – абсолютно отказаться от таких котельных, переведя жителей на индивидуальное теплоснабжение.

Но не факт, что старый газопровод, который проложен по улице, в недалеком будущем сможет выдержать новую нагрузку. Значит, муниципалитету придется еще и изыскивать средства на новую трубу. Газовые компании берут подобные затраты на себя только в тех случаях, когда газопровод, являющийся собственностью компании, приходит в аварийное состояние. Ах, как же далеко еще до «теплой жизни» всем, кто в богатой газом России мечтает об ИГО!

Светлана Салатаева

Ваше имя (обязательно)

Как с вами связаться? (обязательно)

Сообщение