18+

Замысловатый путь бюджетных денег

Сегодня в Октябрьском районном суде города Владимира (судья – Андрей Мищенко, обвинитель – старший помощник городского прокурора Андрей Марков) продолжится рассмотрение уголовного дела в отношении заместителя директора областного департамента здравоохранения Анатолия Гусева.

Напомним, 52-летний чиновник обвиняется в совершении преступле­ния, предусмотренного ч. 2, 3 ст. 33, ч. 4 ст. 160 Уголовного кодекса РФ (организация и присвое­ние денежных средств, вверенных виновному, с использованием своего служебного положения, совершенного организо­ванной группой, в особо крупном размере). Статья предполагает наказание в виде лишения свободы на срок от пяти до десяти лет. В рамках данного уголовного дела к ответ­ственности за пособниче­ство в присвоении чужого имущества, совершенное организованной группой в особо крупном размере (ч. 5 ст. 33, ч. 4 ст. 160 УК РФ), привлечены также 41-летняя Марина Тайгунова и 43-летняя Наталья Дутова. Cудебный про­цесс начался год назад.

По версии следствия, в 2007 году Гусев, за­нимавший должность заместителя директора департамента здравоох­ранения, решил похитить деньги, выделенные из областного бюджета в рамках реализации це­левой программы «Раз­витие здравоохранения Владимирской области на 2006-2010 годы» и предна­значенные для закупки реанимационного обо­рудования для больниц региона. Как явствует из обвинительного заклю­чения, Гусев привлек к этому делу руководите­лей ООО «Медика НиМ» Тайгунову и Дутову. Их фирма занималась по­ставками медицинского оборудования.

Женщины подготови­ли техническое задание на покупку реанимаци­онного оборудования, в котором была значитель­но завышена закупочная цена на медицинскую технику. Чиновник, в свою очередь, оформил и направил в департамент имущественных и зе­мельных отношений об­ластной администрации бланк заказа, в котором указал количество заку­паемого оборудования и максимальную цену кон­тракта, предусмотренную лимитом бюджета.

Позже, как полагает следствие, Дутова и Тайгунова, обеспечив фор­мальное участие в откры­том аукционе несколь­ких коммерческих орга­низаций, заключили с фирмами-поставщиками договоры на поставку оборудования по цене в два раза дешевле суммы, указанной в государствен­ном контракте. Получив деньги, выделенные из бюджета области, женщи­ны половину из них пере­числили поставщикам, а вторую – распределили между участниками «опе­рации». В итоге стоимость госконтракта, заключенного департаментом здра­воохранения, значитель­но превысила рыночную стоимость закупаемого оборудования. Бюджету Владимирской области был нанесен ущерб свыше 31 млн. рублей.

Уголовное дело нахо­дилось в производстве следственного отделения УФСБ России по Влади­мирской области. Гусеву, по версии следствия, до­сталось 12 млн. рублей, Тайгуновой и Дутовой по четыре. Около 5 млн. заплатили банкам за обналичивание средств, 2,5 млн. – фирмам за фор­мальное участие в аукци­оне. И около 1 млн. рублей еще одному участнику, который вернул деньги государству добровольно. Как выяснилось на по­следнем заседании суда, сейчас он должен сыграть роль ключевого свидетеля в процессе. Речь идет о заведующем реани­мационным отделением областной клинической больницы, в то время главном  внештатном эксперте департамента здравоохранения. Он и рассказал сотрудникам ФСБ детали сделки, за что из рядов обвиняемых был переведен в разряд свидетелей.

Медик давал свои по­казания в ходе следствия, но в суд, где на прошлой неделе возобновились слушан и я  по делуГусева, не явился. Как выясни­лось, на данный момент он уже не работает в ОКБ. Не проживает и по месту регистрации. Поэтому суд просто не сумел разыскать свидетеля и обеспечить его явку. Однако найти его придется, учитывая, что его показания играют ключевую роль.

По словам этого сви­детеля, сказанным в ходе предварительного след­ствия, именно ему депар­тамент поручил составить перечень необходимого реанимационного обо­рудования для больниц. О намечавшейся крупной закупке (около 60 млн. рублей) узнали Дутова и Тайгунова. И дали по­нять врачу, что их очень заинтересовал этот кон­тракт. Тот, по версии следствия, передал им перечень оборудования, и они составили техни­ческое задание, внеся в него конкретные харак­теристики оборудования, указав модели и произ­водителей. Затем Дутова и Тайгунова решили от­благодарить врача суммой в 16 тыс. 300 евро.

В последнем заседании суда обвинитель огласил письменные доказатель­ства по делу – материалы оперативно-розыскных материалов ФСБ. Ока­зывается, представители спецслужбы следили за подозреваемыми Гусе­вым, Тайгуновой и Дуто­вой практически каждый день в течение целого года. Передача денег за­ведующему реанимаци­онным отделением ОКБ тоже была под контролем. Поэтому сразу после по­лучения конверта (летом 2008 года) врач согласился участвовать в оператив­ных мероприятиях.

Сотрудничать с органа­ми согласились и служа­щие банка. В день, когда, по данным правоохрани­телей, Дутова и Тайгунова должны были обналичить и забрать из банка деньги, вырученные от разницы в стоимости больничного оборудования, все пред­назначенные им для вы­дачи пачки с купюрами были обработаны в банке специальным составом. Это делалось, чтобы от­следить дальнейшее пере­движение денег – то, как и кому они будут переданы. В итоге Дутова и Тайгунова получили в банке «меченые» деньги.

По данным следствия, подозреваемые перево­дили деньги со счета на счет. Схема была очень сложной и запутанной. Средства распределяли частями по разным бан­кам. Правоохранители отслеживали весь «путь» денег. Одно из снятий наличных состоялось в Московском банке. За Дутовой и Тайгуновой следили. Оперативники договорились о взаимо­действии с сотрудниками ДПС.

По просьбе ФСБ один из дорожных патрулей якобы для проверки документов остановил ма­шину, в которой воз­вращались из Москвы Тайгунова и Дутова. По­стовой должен был на­нести специальный невидимый состав на деньги, которые женщины везли из банка. Под предлогом проверки машины на наличие запрещенных предметов и веществ по­стовой осмотрел салон и обнаружил на заднем сиденье коробку, набитую пачками денег. Гаишник пересмотрел содержимое. Таким образом, все пач­ки оказались помечены специальным составом. Затем постовой отпустил Тайгунову и Дутову, ни­чего не изъяв.

А слежка продолжалась. По свидетельству опера­тивников, во Владимире Тайгунова вместе с короб­кой по всем законам кон­спирации несколько раз пересаживалась в другие машины и, наконец, до­бралась домой. На следующий день вместе с день­гами Тайгунова и Дутова побывали в областной клинической больнице и в банке. Каждый шаг подозреваемых оператив­ники расписали по мину­там. Из банка Тайгунова вышла с тяжелой сумкой. Не подозревая о слежке и продолжая «маскировать­ся», женщина возле одно­го из магазинов в центре Владимира передала эту сумку молодому челове­ку, а тот в другой части города передал эту сумку девушке. Как выяснилось позже, сотруднице той же фирмы по поставке медоборудования. О даль­нейшем перемещении этой сумки «Призыв» уже подробно рассказывал в одной из прошлых публи­каций из зала суда. Вес­ной допрашивались пер­вые свидетели по делу, и в их числе та самая девушка (назовем ее Анна). Анна утверждала, что Анато­лий Гусев, с которым она была знакома по работе, попросил ее сохранить у себя дома сумку с день­гами (и Анна хранила ее несколько недель), а за­тем открыть банковскую ячейку и положить туда наличные.

В последнем заседании суда были также огла­шены результаты обыска той самой банковской ячейки, открытой Анной на своеим я. На вскрытие ячейки с электронным кодом доступа сотрудни­ки ФСБ получили все не­обходимые разрешения. Там находился контейнер с пачками денег. Пачек было много, они были запакованы в пакеты и коробки. В одних лежали пятисотрублевки, в дру­гих тысячные купюры, в третьих пакетах – евро. Оказалось, что большин­ство пачек было помечено специальным составом. То есть, это были те са­мые деньги, путь которых так долго и тщательно от­слеживали «чекисты».

В сегодняшнем заседа­нии участники судебного процесса надеются, нако­нец, услышать ключевого свидетеля – бывшего со­трудника ОКБ. Суд распорядился, чтобы были приняты все меры к поис­ку и приводу врача, который своими показаниями поможет пролить свет на запутанное дело.

Анатолий Гусев по-прежнему остается под стражей. Напомним, по­сле возбуждения уголов­ного дела Гусев сначала оказался под домашним арестом, затем был взят под стражу. Позже не­сколько раз мера пре­сечения ему изменялась. С 12 марта Гусев снова оказался под стражей. Сейчас он содержится в ФБУ ИК-3. Срок пре­бывания под стражей изначально был назначен Гусеву до 11 сентября. Об­виняемый и его адвокат категорически возражали, настаивая на мере пре­сечения, не связанной с лишением свободы. Гусев ссылался на тяже­лое состояние здоровья. Однако суд специально назначил обвиняемому судебно-медицинскую экспертизу. Согласно вы­водам комиссии врачей, озвученным в послед­нем заседании суда, на данный момент Гусев не нуждается в интенсивной терапии в условиях боль­ничного стационара, его заболевания не находятся в стадии обострения, и он может содержаться под стражей при условии ам­булаторного лечения под наблюдением врача. Огла­сив доводы экспертизы, в последнем заседании 7 сентября судья принял решение продлить срок содержания Гусева под стражей еще на три ме­сяца, до 10 декабря.

«Призыв»  следит  за  ра звитием событий.

Елена ПЕВЦОВА



 

Ваше имя (обязательно)

Как с вами связаться? (обязательно)

Сообщение