18+

Ветераны. На расстоянии удара: жизнь до и после

Совместный выпуск областного Совета ветеранов войны, труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов и газеты "Призыв"
Нынешний август и сентябрь богаты на юбилейные события, о которых сегодня уже решаются говорить вслух. Одно из таких – 55 лет со дня ядерных испытаний на Тоцком полигоне. Эта информация перестала быть секретной, и только в 1993 году те, кто создавал и испытывал ядерный щит страны, заговорили об этом. Со всех участников учений была взята подписка о неразглашении государственной и военной тайны сроком на 25 лет.

Участники второй мировой и очевидцы третьей
ТАСС в середине сентября 1954 года сообщил следующее: "В соответствии с планом научно-исследовательских и экспериментальных работ в последние дни в Советском Союзе было проведено испытание одного из видов атомного оружия". В них приняли участие сорок пять тысяч военных и десять тысяч мирных жителей. Маневры проходили под ласковым кодовым названием "Снежок", но, по сути, это было поле ядерной войны.
Смысл учения заключался в отработке наступления и обороны войск в условиях применения атомного оружия. Армию проверяли на боеспособность после ядерного взрыва. Сценарий заключался в том, что наступающие наносят ядерный удар по обороне, затем ее прорывают и далее отражают контрудар. Южное Приуралье выбрали по аналогии со страной предполагаемого противника: рельеф Тоцкого района (Оренбургская область) почти такой же, как в  Германии в тех районах,  где Советский Союз собирался применить ядерное оружие.
Не менее глобальной была и другая цель – закрепить за Россией статус сверхдержавы. Мощность взорванного боеприпаса была примерно в 2 раза больше, чем в Хиросиме и Нагасаки, – 40-44 килотонны. Руководил учениями Жуков, который тогда был замминистра обороны. По его приказу все испытания на полигоне снимали несколько кинокамер. Потом смонтировали  фильм для служебного пользования. В нем есть реальные кадры, а есть постановочные съемки еще до взрыва.
После атомного взрыва специальное медицинское обследование ни населения, ни военных не проводили. Люди сами стали обращаться к врачам. Специалисты отмечают, что традиционно у таких пациентов регистрировали заболевание раком легкого, желудочно-кишечного тракта и кожи. Умирая от ранних инфарктов, инсультов и рака, они даже лечащим врачам не могли рассказать о своем облучении.
Владимирец Владимир Евгеньевич Былов – один из участников атомного фронта. На торжественном собрании в гарнизонном Доме офицеров, посвященном юбилею Тоцких событий, он делился воспоминаниями эмоционально:
– Мы с товарищами прошли через эпицентр взрыва – расчищали проход для техники и людей, убирали трупы обгоревших животных. А сегодня нет никого в живых из тех, кому мы могли бы пожаловаться на притеснения на "социальном фронте".
И такое настроение у многих очевидцев и участников Тоцких учений, которых сегодня одолевают болезни. Александр Михайлович Антонов, руководитель Владимирского областного отделения Комитета ветеранов подразделений особого риска РФ, вспоминал, как разворачивались события:
– Шел последний, четвертый год моей срочной. Наша часть ехала двумя эшелонами. Сотни воинских составов шли в одном направлении, все скорые и другие поезда пропускали нас, как по законам военного времени. И мирное население беспокоилось – уж не новая ли война?
Разгружались на дальних станциях в степи, размещались в палатках. Перед учениями в местах дислокации на расстоянии 2,5-15 км от эпицентра ядерного взрыва вырыли 380 километров траншей, противотанковые рвы, строили доты, расставляли образцы техники, готовили места для размещения подопытных животных. Тренировались около 3-4 месяцев, отрабатывали боевые задачи. Некоторые подразделения два месяца все тренировки и работы проводили только в противогазах.
Александр Михайлович признается, что немало пришлось походить по инстанциям, чтобы доказать право на получение государственной компенсации за рискованную службу. Но и он, и его товарищи тверды в одном: они прошли путь, который нужен был стране. И если надо было бы его повторить, решились снова.
По данным региональной организации ветеранов и инвалидов – участников ядерных испытаний, в нашей области проживают около 300 человек, чьи судьбы определили эксперименты с атомным оружием: они участвовали в создании, разработке, испытании страшнейшего оружия будущего. Один из участников событий, выступая на торжественном собрании, пожалуй, наиболее точно описал роль Тоцких событий в жизни очевидцев:
– Для нас, фронтовиков, все это было необычным. Мы были первыми в СССР, кто увидел, какой может быть третья мировая война.

Легче было выиграть войну?
Но сегодня немалая часть россиян, не являющихся военными, также имеет представление о ядерном ударе, его мощи и коварстве. В августе нынешнего года исполнилось 60 лет со дня проведения первого ядерного взрыва на Семипалатинском полигоне.
Он был произведен 29 августа 1949 года в 7.00 мощностью 22 килотонны в тротиловом эквиваленте. Плутониевую бомбу изготовили в закрытом городе Озерске Челябинской области. Она получила название "РДС-1>, что означает "реактивный двигатель специальный", или "реактивный двигатель Сталина". Ученые, работавшие над созданием оружия, придумали другую, ставшую более популярной расшифровку аббревиатуре РДС – "Россия делает сама".
А 12 августа 1953 года была испытана термоядерная бомба. Из общего числа взрывов подавляющее большинство (82%) произошло на Семипалатинском ядерном полигоне. После заключения международных соглашений о прекращении воздушных, наземных и водных испытаний ядерного оружия стали проводиться подземные испытания в шахтах и штольнях. 41 год 1 месяц и 26 дней продолжалась программа ядерных испытаний в нашей стране (с учетом мораториев). Последний взрыв состоялся 24 октября 1990 года. А всего их было произведено: в США – 1032, СССР – 715, Франции – 210, Китае – 47, Великобритании – 45 взрывов.
Ирина Потехина, жительница областного центра, пришла на встречу ветеранов подразделений особого риска вместе с отцом. Александр Иванович Смирнов в те годы был военным летчиком, непосредственным участником проводимых на Семипалатинском полигоне ядерных испытаний. За рискованную службу награжден орденом "За службу Родине в ВС СССР" III степени.
В 1998 году Александр Иванович получил статус ветерана подразделений особого риска. Получил после долгой переписки с военным ведомством, с властями, после сбора доказательств того, где и в какие годы жил и работал. По его словам, после аварии на Чернобыльской АЭС признавать факт наличия в стране радиационно опасных объектов стали более активно. И сейчас ветеран, например, пользуется льготами по оплате коммунальных услуг.
Ирина Потехина, дочь ветерана, прожившая в непосредственной близости от Семипалатинска с родителями с момента рождения и до 20-летия, тщетно пытается доказать, казалось бы, очевидное – проживание на зараженной территории в период радиационного воздействия и наличие самого радиационного воздействия.
– Я была дошкольницей, потом школьницей и до сих пор помню, как почти каждую неделю семьями выходили из домов с вещами перед взрывом, помню ужасающий вой тревожных сирен. От сотрясения земли в момент взрыва существовала реальная вероятность разрушения наших домов. Расстояние до ядерного полигона составляло около 70 километров.
При этом максимум интенсивности приходился на 1962 год – 40 взрывов! Только задумайтесь: ЯДЕРНЫХ взрывов! А ведь мне тогда был всего один год – совсем крошка.
Но сегодня официально признано проведение всего двух ядерных взрывов – 29 августа 1949 года и 7 августа 1962 года. Первый – для того, чтобы подтвердить наличие ядерного арсенала у СССР, а второй был нештатным. А остальные взрывы? Их не было? – недоумевают жители.
Ирина Потехина, и ее поддержат тысячи земляков, констатирует: несмотря на установленные нормами федерального законодательства льготы, до сих пор приходится доказывать свое право на их получение через суды. Так, действует федеральный закон о социальных гарантиях гражданам, подвергшимся радиационному воздействию вследствие испытаний на Семипалатинском полигоне. Но проблемы возникают постоянно: трудно получить справку о проживании в той местности, чтобы получить удостоверение, необходимо обращаться в суд.
Но Ирина, собрав доказательства проживания в местности, подвергшейся катастрофическому радиационному воздействию, суд, тем не менее, пока проиграла. Она поясняет свой взгляд на проблему:
– Суды отказывают нам в положенных по закону льготах, в нарушение нормативно-правовых актов. Причем юридически значимый период радиоактивного воздействия ядерных испытаний на население установлен и определен, как период с 1949 по 1963 гг. По сути, судьи необоснованно сужают установленный законом период только до одной даты – даты ядерного взрыва: 29 августа 1949 года, словно после его проведения радиация попросту исчезла. Однако известно, что на берегу одного только Атомного озера, появившегося на Семипалатинском полигоне вследствие подземного ядерного взрыва, радиационный фон составляет 300 рентген в час. В некоторых районах близлежащих городов – Усть-Каменогорска и Семипалатинска – радиационный фон в момент испытаний поднимался до 6 рентген в час. Это смертельная доза облучения. В нарушение постановления правительства представленные мною документы были судом отклонены и постановлен вывод: "Представленная справка администрации поселка Чаган г.Семипалатинск (от 13.03.2009 г.) обстоятельств, имеющих юридическое значение для дела, не подтверждает, и не может быть принята судом во внимание" (решение Ленинского районного суда от 30 июня 2009 года). И еще один вывод: ":фактические обстоятельства, подтверждающие получение Потехиной И.А. суммарной (накопленной) эффективной дозы облучения свыше 25 сЗв (бэр), вследствие проведения ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, отсутствуют" (цитата из того же решения).
Наша героиня недоумевает: каким же образом ее одноклассники, проживая в других городах России, добились положительного решения вопроса? Владимир уже не часть России?
Увы, но Ирина не одинока в своем несчастье: суды неоднократно отказываются признать факт получения дозы радиации, которая предусматривает право на социальные льготы, гарантированные гражданам законом.
– Наше государство тратит сотни миллиардов рублей на помощь жителям других стран, пострадавших от природных и техногенных катастроф, но до сих пор с очевидным пренебрежением относится в гражданам собственной страны, пострадавшим от политики "холодной" войны второй половины прошлого века. Наступило время на государственном уровне признать всю меру ответственности государства перед пострадавшими гражданами и создать действительно всеобъемлющую действенную программу помощи пострадавшим, их детям и последующим поколениям, продолжающим испытывать на себе последствия ядерных взрывов, – убеждена она.

При этом максимум интенсивности приходился на 1962 год – 40 взрывов! Только задумайтесь: ЯДЕРНЫХ взрывов! А ведь мне тогда был всего один год – совсем крошка.
Но сегодня официально признано проведение всего двух ядерных взрывов – 29 августа 1949 года и 7 августа 1962 года. Первый – для того, чтобы подтвердить наличие ядерного арсенала у СССР, а второй был нештатным. А остальные взрывы? Их не было? – недоумевают жители.
Ирина Потехина, и ее поддержат тысячи земляков, констатирует: несмотря на установленные нормами федерального законодательства льготы, до сих пор приходится доказывать свое право на их получение через суды. Так, действует федеральный закон о социальных гарантиях гражданам, подвергшимся радиационному воздействию вследствие испытаний на Семипалатинском полигоне. Но проблемы возникают постоянно: трудно получить справку о проживании в радиационной местности, чтобы получить удостоверение, необходимо обращаться в суд.
Но Ирина, собрав доказательства проживания в местности, подвергшейся катастрофическому радиационному воздействию, суд, тем не менее, пока проиграла. Она поясняет свой взгляд на проблему:
– Суды отказывают нам в положенных по закону льготах в нарушение нормативно-правовых актов. Причем юридически значимый период радиоактивного воздействия ядерных испытаний на население установлен и определен как период с 1949 по 1963 гг. По сути, судьи необоснованно сужают установленный законом период только до одной даты – даты ядерного взрыва 29 августа 1949 года, словно после его проведения радиация попросту исчезла. Однако известно, что на берегу одного только Атомного озера, появившегося на Семипалатинском полигоне вследствие подземного ядерного взрыва, радиационный фон составляет 300 рентген в час. В некоторых районах близлежащих городов – Усть-Каменогорска и Семипалатинска – радиационный фон в момент испытаний поднимался до 6 рентген в час. Это смертельная доза облучения. В нарушение постановления правительства представленные мною документы были судом отклонены и постановлен вывод: "Представленная справка администрации поселка Чаган г.Семипалатинск (от 13.03.2009 г.) обстоятельств, имеющих юридическое значение для дела, не подтверждает и не может быть принята судом во внимание" (решение Ленинского районного суда от 30 июня 2009 года). И еще один вывод: ":фактические обстоятельства, подтверждающие получение Потехиной И.А. суммарной (накопленной) эффективной дозы облучения свыше 25 сЗв (бэр), вследствие проведения ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, отсутствуют" (цитата из того же решения).
Наша героиня недоумевает: каким же образом ее одноклассники, проживая в других городах России, добились положительного решения вопроса? Владимир уже не часть России?
Увы, но Ирина не одинока в своем несчастье: суды неоднократно отказываются признать факт получения дозы радиации, которая предусматривает право на социальные льготы, гарантированные гражданам законом.
– Наше государство тратит сотни миллиардов рублей на помощь жителям других стран, пострадавших от природных и техногенных катастроф, но до сих пор с очевидным пренебрежением относится к гражданам собственной страны, пострадавшим от политики "холодной" войны второй половины прошлого века. Наступило время на государственном уровне признать всю меру ответственности государства перед пострадавшими гражданами и создать всеобъемлющую действенную программу помощи пострадавшим, их детям и последующим поколениям, продолжающим испытывать на себе последствия ядерных взрывов, – убеждена она.

Светлана САЛАТАЕВА

И станет теплой осень жизни

С 1701 года, когда Петр I подписал указ о создании первой государственной богадельни в Гатчине под Санкт-Петербургом, существует в России социальная служба. Сегодня помощь пожилым людям, инвалидам, семьям с детьми, попавшим в трудную жизненную ситуацию, в России оказывают почти полмиллиона специалистов социальных учреждений. Мы хотим познакомить вас с одним из них – с социальным работником Муромского комплексного центра социального обслуживания населения Натальей Ивановной Горшковой.

Недавно коллеги поздравляли Наталью Ивановну с юбилеем. В поздравительной открытке красовались две пятерки. Можно сказать, что это высшие баллы по двум "номинациям" – за верность любимому делу и высокий профессионализм. Старики ее просто обожают, сотрудники центра относятся с уважением. Н.И.Горшкова в числе немногих специалистов социальной службы Мурома награждена почетной грамотой Министерства здравоохранения и социального развития.
– Наталья Ивановна, расскажите о своих подопечных.
– Сейчас я обслуживаю восемь человек. Это как раз столько, сколько полагается на ставку в отделении социального обслуживания на дому. Можно взять и больше, но это и качеству работы в ущерб, да и уже тяжеловато. У каждого из своих ветеранов я бываю два-три раза в неделю. Это пожилые, как правило, с целым "букетом" болезней люди, инвалиды. Я, как и другие наши соцработники, обслуживающие стариков на дому, стараюсь защитить их от главных врагов – беспомощности и одиночества. Здесь тратишь не столько физическую энергию, сколько душевную:
– На своем участке вы уже 14 лет и считаетесь одним из самых опытных сотрудников центра. А помните, как начинали?
– Конечно! Прежде я совсем ничего не знала об этой работе. Аналогия возникала с тимуровцами школьной поры – тогда мы тоже помогали старичкам: убирались в квартире, носили дрова и воду, расчищали дорожки зимой: А посоветовала пойти сюда моя знакомая: "Наташа, это твое, у тебя получится!" Пошла устраиваться и обрадовалась, увидев в кресле директора КЦСОН В.В.Морозову. Знаю ее еще с комсомольской поры. После пединститута я работала и в школе, и в Доме пионеров, в то время мы очень много интересных мероприятий проводили вместе с комсомолом. Валентина Владимировна подбодрила меня, ввела в новую профессию. Прежние знания и опыт, склонность к творчеству здесь мне очень пригодились. А окунувшись в работу, поняла: да, это действительно мое, это то, что мне нравится.
– Обязанности социального работника, обслуживающего людей на дому, это каждодневный рутинный труд: покупка и доставка продуктов, лекарств, уборка квартиры, помощь в оформлении справок, доставка в больницу и т.д.
– Перечень дел – не главное, главное – сами люди и общение с ними. Первые мои клиенты – пожилая семейная пара. Очень больные люди, но встречали меня всегда с улыбкой на лице. Дедушка дожил до 85 лет, а его супруга отметила и 95-летие. Последние три года уже не вставала. Потом я взяла на обслуживание их дочь-инвалида. Теперь этот дом опустел. Хожу мимо – и сердце сжимается: были очень хорошие, светлые люди. К сожалению, о многих своих подопечных я говорю уже в прошедшем времени. А за 14 лет через мои руки прошло более 20 человек.
– Изменились за это время ваши клиенты?
– Я слово "клиенты" не люблю, оно какое-то казенное. Своих дедушек-бабушек называю "мои подопечные". Знаете, мне с ними, наверное, просто везет. Одна моя знакомая живет со свекровью, так постоянно жалуется, говорит, что она ее страшно раздражает. Бывает, и коллеги сетуют, что старики капризничают. А я со своими подопечными очень дружна, отношусь к ним с глубоким уважением. Уже за одно то, что они дожили до такого почтенного возраста, им низкий поклон. Ведь прошли и через войну, и через трудности разрухи, трудились всю жизнь, растили детей, внуков. Люблю слушать их воспоминания, разглядывать фотографии в старых альбомах. Самое дорогое, самое счастливое у них уже в прошлом. Как же можно на них сердиться, раздражаться? Я всегда помню о том, что и наши преклонные годы не за горами, что надо учиться достойно жить в старости.
– Наталья Ивановна, я знаю старушек, которые, несмотря на возраст, очень следят за собой и за чистотой в своей квартире.
– Да, таких много. Сами делают уборку, даже полы моют. Говорю: "Давайте помогу!" – "Нет, я сама!" У стариков свои привычки и свой порядок вещей, я стараюсь его не нарушать. Например, вазочку не туда поставила, фотографию не так повернула – кажется, мелочь, а для них важно. Вспомните, ведь и у нас дома свой порядок:
Со стариками порой обращаешься, как с малыми детьми: они очень ранимы, обидчивы, мнительны. Неосторожное слово – и замкнется человек или расплачется. Терпение нужно большое. Иногда приходится повторять одно и то же много раз – забывают. Иногда надо долго уговаривать не расстраиваться по какому-то незначительному случаю.
– Знаю, что есть перечень гарантированных услуг, которые вы как социальный работник должны оказывать своим подопечным, есть и регламент – сколько времени тратить на каждого подопечного. Полагаю, что вы "нарушаете" эти инструкции?
– Конечно, нарушаю! Ведь за годы работы со всеми ветеранами мы сдружились, стали близкими людьми, поэтому и общение у нас особое. Смотрю, занавесочка порвалась, пуговичка на халате у старушки отвалилась – скоренько пришью, дело-то минутное. Рейка у двери отвалилась – муж мой помог произвести этот небольшой ремонт. Подобные мелочи – вовсе и не мелочи. Я, например, своим подопечным по вечерам звоню, справляюсь о здоровье, желаю спокойной ночи. Мои домашние уже знают эти вечерние часы, говорят: "После ужина у нас начинается "Смольный".
На все нужно время находить: и на разговор, и на выполнение необычной просьбы. Например, просит бабушка съездить на кладбище, на могилку своего мужа. Формально – не моя вроде бы забота, но для нее это такое важное дело, как тут отказать? А у другой бабулечки сахарный диабет, началось обострение болезни, а она никак не хочет в больницу ложиться. Дочка просит помочь, вместе уговариваем. Есть у меня еще помощник, замечательный доктор Н.В.Андрейкова. Она своих пациентов любит, к старикам терпелива, заботлива, они ее слушают, потому что чувствуют доброе сердце.
– Наталья Ивановна, как снимаете эмоциональную усталость?
– У нас в центре действует школа профилактики профессионального выгорания "Призвание". Кроме того, каждый год проходят спортивные соревнования, выезды на экскурсии, различные праздники, конкурсы и т.д. Мы с мужем и сыном тоже стараемся выезжать на природу – лучшее лекарство от хандры и усталости. Люблю почитать. С юности пишу стихи. Свои творческие задатки реализую, участвуя во всех мероприятиях центра. Помнится, для представления на областном конкурсе профессионального мастерства сочиняла "сказку на новый лад" про Илью Муромца. Мы тогда призовое место получили. В этом году в профессиональном конкурсе, проходившем в КЦСОН, участвовала молодежь, а мы поддерживали, болели.
– А не задумывались вы о том, чтобы на основе ваших многолетних наблюдений написать, например, "Заметки социального работника" – и молодым что-то вроде пособия, и просто интересное чтение?
– Вообще-то я сотрудничала с местными газетами. Приходилось писать статью в профессиональный журнал. Делаю и сейчас кое-какие записи: мысли вслух, взволновавшие ситуации из жизни.
– Напомните какую-нибудь историю?
– У одного моего подопечного дедушки была собака, овчарка. Когда он серьезно заболел, то мне пришлось кормить Дика. Прошло время, чувствует мой дедушка, что болезнь его не оставляет, и просит пристроить пса хорошим людям. Я стала спрашивать соседей, знакомых, дала объявления в газеты, на местное телевидение. Люди приходили, смотрели собаку, но никто не брал. И вдруг пришел мужчина, заговорил с Диком, косточку ему достал, гладит. Оказалось, своя собачка у него погибла. Забрал этот мужчина нашего Дика. Через некоторое время встретила его на рынке: "Жив, здоров ваш пес, все хорошо!" Рассказала об этой встрече своему дедушке, а он: "Ну, теперь и умирать можно, Дик пристроен, а больше никого у меня на этом свете нет". Я часто вспоминаю и этого дедушку, и Дика. Всем по-разному везет в жизни, и собакам тоже:
– Очень поучительная история. И, я думаю, таких у вас немало. Право же, стоит писать!
– Может быть, потом, когда уйду на заслуженный отдых, а пока – некогда! Вот скоро День пожилого человека:
– Будете праздновать?
– Попьем чайку, поздравим своих подопечных, сделаем маленькие сюрпризы, чтобы у них осталось теплое воспоминание об этом дне:
Сегодня в Муромском комплексном центре социального обслуживания населения трудятся более 160 специалистов. В его структуре три отделения милосердия для престарелых и инвалидов на 65 койко-мест. В четырех отделениях социального обслуживания на дому получают услуги более 400 ветеранов и инвалидов. Работники специализированного социально-медицинского отделения заботятся о 61 подопечном, каждый из которых требует особого внимания и соцработников, и медиков. Около 150 ветеранов начали занятия на трех факультетах народного университета для лиц третьего возраста. В его расписании не только лекции, семинары, "круглые столы", но и экскурсии, занятия на компьютерных курсах, посещение бассейна, танцевального и хорового кружков. Уже прошла первая встреча в творческом клубе "Муромлянка": Работники комплексного центра социального обслуживания населения многое делают для того, чтобы "осень жизни" у пожилых муромлян стала теплей и уютней.

Татьяна СТАРКОВА

Привычка бороться и побеждать

Характер, который не дает сидеть на месте, – с такой позицией активисты селивановского Совета ветеранов войны, труда, Вооруженных Сил
и правоохранительных органов подходят
к своей общественной работе, которая для них стала и частью жизни, и делом чести.

На днях они вернулись из Гороховца, где знакомились с достопримечательностями города. С большим интересом селивановцы познакомились с работой Центра социального обслуживания, в частности, с новыми формами работы с населением. Причем гости, как эксперты, задавали компетентные вопросы и переняли немало полезного.
Инициатор подобных встреч – настоящий лидер старшего поколения района, председатель районной ветеранской организации Иван Васильевич Никитин. Он участвует в работе комиссии по контролю за освоением и целевым использованием средств районного бюджета, выделенных на оказание адресной социальной помощи малоимущим гражданам Селивановского района, поддерживает их интересы. Ведь ежедневно в Совет, как в штаб оперативной помощи, стекается информация о проблемах, заботах, хлопотах и горестях пожилых людей со всего района.
В администрации района отмечают его неравнодушную позицию по отношению ко всем начинаниям социальных служб, особенно если речь идет о самых уязвимых гражданах. Ветераны находят союзников в территориальных отделах социальной защиты населения, в районном Центре социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов.
Так сложилось, что люди из поколения победителей привыкли сами отстаивать свои интересы, не надеясь на помощь со стороны. Поэтому в рейдах социальных служб ветераны участвуют активно. Более того, активисты ветеранской организации вместе со специалистами администрации находят участников программы "Забота", выявляя и предлагая кандидатуры нуждающихся в том или ином виде помощи, и не забывая их в течение всего периода выполнения программы. Сейчас на особом ветеранском контроле – участники и инвалиды войны, приравненные к ним лица, труженики тыла, вдовы погибших участников войны. Последние если не герои, то очевидцы великих событий поколения победителей должны встретить 65-летие Победы в достойных условиях и, по возможности, с хорошим настроением и самочувствием – убеждены в Совете.
Председатели ветеранских "первичек", активисты являются членами координационного комитета по делам пожилых людей и инвалидов, членами комиссий по распределению денежных средств Пенсионного фонда, областного и районного бюджетов на оказание адресной социальной помощи, материальной помощи и компенсации на газификацию домовладений отдельным категориям граждан. Правовой "ликбез", разъяснение основных положений закона "О ветеранах" и других федеральных и областных законодательных актов – одно из основных направлений работы ветеранской организации.
А в праздники сердца земляков ветераны умеют растрогать. На концертных площадках района и города хор ветеранов – в центре зрительского интереса. Но и в будни самодеятельные артисты выезжают с концертной программой в областное стационарное учреждение социального обслуживания "Дом милосердия" в поселке Новлянка, в отдаленные от райцентра деревни и села.
В Год молодежи особенно очевидна значимость еще одного направления работы ветеранской организации района. Ее активисты являются членами комиссии по патриотическому воспитанию молодежи, проводят "Уроки мужества" на базе районного историко-краеведческого музея, куда приходят школьники, призывники, учащиеся профучилищ. Именно ветераны были инициаторами возрождения музеев и комнат боевой славы – в школах, на предприятиях.
Но не менее важно и другое. В акциях, организованных Центром социального обслуживания "С заботой о ветеранах войны и труда", представители старшего поколения опять-таки на первых ролях и не просто зрители. Они организуют и проводят трудовой десант по уборке территории около домов ветеранов, берут шефство над теми, кто из-за слабого здоровья и солидного возраста не может вести активный образ жизни. Не только обследуют их положение, но и поддерживают морально – становятся их задушевными собеседниками и часто единственными визитерами. И дело не только в общих интересах, схожести воспоминаний. Активисты привыкли к тому, что никто, кроме них самих, лучше не выполнит любую работу.

Федор Карпов – старейший "авроровец"

110 лет назад, 30 сентября 1899 года, Российский военно-морской флот пополнился очередным кораблем. Новый бронепалубный крейсер 1-го ранга был одним из трех, создававшихся по одному проекту и получивших имена античных богинь – "Аврора", "Паллада" и "Диана". И если два последних корабля ныне основательно позабыты, то первый, ставший "крейсером революции", прославился на весь мир. Сегодня этот корабль-памятник, заботливо сохраняемый в Петербурге, интересен не только своей ролью в 1917 году, но и всей длительной "биографией".

В Российской империи на флот старались призывать новобранцев из наиболее промышленно-развитых районов. Поэтому неудивительно, что туда попало немало выходцев из нашей Владимирской губернии. Например, среди машинной команды во время первой мировой войны на "Авроре" служили сразу 5 уроженцев Вязниковского уезда, а первым комиссаром крейсера в 1917 году стал Александр Белышев – сын сапожника из Владимирской губернии. На Благовещенской улице в Вязниках и сегодня можно видеть мемориальную доску, установленную на скромном деревянном домике, где жил секретарь судового комитета "Авроры" в 1917 году Николай Лукичев.
Боевая служба "Авроры" не закончилась во время гражданской войны. В 1924 году она была восстановлена в качестве учебного корабля Советского ВМФ. В начале Великой Отечественной войны крейсер-ветеран сыграл важную роль в обороне подступов к Ленинграду от немецких войск. Тяжелые орудия корабля образовали несколько береговых батарей, его зенитки били по самолетам фашистов на рейде Ораниенбаума, а почти вся команда сошла на берег в качестве морской пехоты. "Авроровцы" 1940-х показали себя достойными славы своих предшественников, выстоявших в Цусимском сражении с японским флотом в мае 1905 года и в огне германской войны.
Сегодня старейший здравствующий член экипажа крейсера "Аврора" – житель села Крутово Ковровского района Федор Иванович Карпов, которому скоро исполнится 95. Трудно поверить, но старый моряк всего на 15 лет моложе легендарного крейсера, на котором когда-то служил! Ныне он сам – живая легенда для земляков, без которого не обходится ни один праздник 9 Мая и День ВМФ.
Федор Карпов родился в начале 1915 года в крестьянской семье села Марьино. В 1937-м смышленого и грамотного паренька призвали на военную службу и направили в Кронштадт – главную базу Балтийского флота. Первоначально новобранца распределили в состав учебного отряда, который готовился к отправке на Дальний Восток на корабли Тихоокеанского флота. Однако Федя не захотел отправляться в такую даль, ребята говорили, что оттуда в отпуск домой не пустят – слишком далеко! Так и остался краснофлотец Карпов на Балтике.
Осенью 1937 года Карпов стал членом экипажа легендарной "Авроры" – учебного крейсера Балтийского флота.
– Было удивительно чувствовать себя членом экипажа столь знаменитого корабля, о котором раньше столько читали и смотрели в кино, – вспоминает Федор Иванович. – Я очень гордился тем, что попал на этот корабль. На "Авроре" я осваивал свою флотскую специальность машиниста паровых двигательных установок. Кроме того, мы отрабатывали артиллерийские стрельбы – били по буксируемым мишеням из 130-мм орудий – ими к тому времени были заменены старые шестидюймовки. В 1939-м рассчитывал уволиться в запас, но тут грянула война с белофиннами, и срок срочной службы продлили до 5 лет:
Однако уже после окончания финской Федор Карпов побывал-таки дома. Весной 1941-го он неожиданно угодил во флотский госпиталь – во время учений повредил ногу. После того, как медики в буквальном смысле поставили матроса на ноги, балтийцу предоставили отпуск, как сейчас бы сказали, для реабилитации. В красивой морской форме, в бескозырке с надписью "Аврора", ловя на себе восхищенные взгляды девушек, краснофлотец Карпов прибыл в родное Марьино. Это было 21 июня 1941 года. На следующий день началась война!
– Утром шли с ребятами по сельской улице, – рассказывает ветеран, – а навстречу – секретарь сельсовета. Что, мол, шляетесь, война объявлена! Тогда в селе только у одного старичка был детекторный приемник. Полсела набилось к нему в дом и как раз услышали слова Молотова: ":Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами!" Сразу поехал в Ковровский военкомат. Но у меня было медицинское свидетельство о болезни, поэтому до конца июля не призывали. Только 20 июля вызвали на медкомиссию и признали годным лишь к тыловой нестроевой службе. Однако с таким "приговором" я не смирился и рванул на Балтику на свой страх и риск. Попал-таки на "Аврору". А там уже все командиры сменились. Из прежних остались лишь врач и замполит. Тогда формировался ударный морской батальон для отправки на сухопутный фронт, и я записался туда добровольцем. 19 августа нас направили на Ораниенбаумский плацдарм. Нас на самом деле немцы называли "черной смертью". Точнее – "черными чертями". Боялись они нас. На плацдарме я провоевал до ноября, а потом вновь оказался в Кронштадте. А "Аврора" так и осталась в Ораниенбауме. После налетов немецкой авиации и обстрела тяжелых орудий крейсер сел на грунт до конца войны:
Зима 1941-1942 годов выдалась самой тяжелой. Военнослужащим выдавали блокадный паек – 300 граммов хлеба в день. Ленинградцам давали еще меньше. Флот находился в более выгодных условиях, но при большой нагрузке и этого не хватало. После начала зимы Ф.Карпов и его товарищи выставляли бочки-мины с электрическими запальными стаканами. На расстоянии шести километров от острова Котлин заминировали все вокруг на случай возможного прорыва вражеских кораблей.
В 1943-м Федор случайно встретился с отцом Иваном Ильичом – рядовым одной из пехотных частей, который тоже оборонял Ленинград. Радость была безмерна. К тому времени брат Федора Иван, служивший в гидроавиации, уже пропал без вести – еще в 1941-м где-то в Эстонии. А вскоре и отец Иван Ильич Карпов погиб в августе 43-го на Сенявинских высотах
После Победы в 1945 году Карпову командование предлагало остаться на сверхсрочную, но отдавшего флоту 8 лет моряка потянуло домой. В феврале 1946-го он демобилизовался. С тех пор Федор Иванович больше ни разу не бывал ни в Ленинграде-Петербурге, ни на "Авроре". С 1958 года Федор Карпов состоит на медицинском учете – сказались годы тяжелой службы и военных лишений. С 1957 года ни разу в рот спиртного не брал! Однако, несмотря на болезни и возраст, ветеран-"авроровец" активно участвовал в общественной жизни, вел большую патриотическую работу. И сегодня он по-прежнему бодрится, хотя плохо слушаются ноги (из-за израненной ноги врачи его пытались списать с флота еще 68 лет назад!) и пошаливает сердце. Большую поддержку Федору Карпову оказывает местный отдел соцзащиты. А вот областные власти обидели старика. Ему отказали в праве получить автомобиль "Ока", хотя соответствующие документы он подавал в положенный срок.
– Мне сказали: "Ноги ходят – и ходи!". Вот и хожу:

Николай ФРОЛОВ

Ваше имя (обязательно)

Как с вами связаться? (обязательно)

Сообщение