16+

к 60-летию победы

Как русский солдат с "фрицем" обнимался

За шестьдесят лет, казалось бы, о Великой Отечественной сказано все или почти все, но у каждого солдата, побывавшего на войне, своя история.

Мой отец – обычный воин

Мой отец, старший сержант 48 тяжелой минометной бригады Борис Петрович Горчаков, не дожил до 50-летия Победы несколько дней. Теперь остается только сожалеть, что в свое время мало расспрашивали его о том, как он воевал. Не трус и не герой – обычный воин, за девять лет службы прошел от Дальнего Востока до Берлина.

В 1939 году он ушел на службу в армию, демобилизовался только в 1947, пройдя всю войну, закончив ее в Чехословакии. Срочную службу проходил на Дальнем Востоке в артиллерийских войсках. Уже готовился к демобилизации, когда Гитлер объявил войну. Все с нетерпением ждали, когда отправят на фронт, но оставлять без прикрытия восточные рубежи тоже было нельзя. Почти год оставались служить у китайской границы.

Проехал мимо дома

В апреле 1942 полк направили на передовую. К месту дислокации эшелон шел около трех недель. Больше всего волновался, когда подъезжали к родному Мурому. Почти три года он не был на родине и вот они, знакомые места, уже видны из проемов в теплушке. С дороги послал телеграмму домой, чтобы встретили эшелон. Но он сильно запаздывал. Мать и сестра несколько дней дежурили на вокзале, а в тот день прийти не смогли. Очень хотелось хоть на минутку забежать домой, но отставать от своих нельзя. Так и проехал мимо, не повидавшись с родными, еще на долгих шесть лет.

Свой среди чужих

Со своей артиллерией пришлось пройти по всей европейской части страны. В одном из боев под Минском, чтобы застать противника врасплох, их батарея должна была атаковать с тыла. Пробираться предстояло по топким белорусским болотам, а потом еще шесть часов стоять по пояс в воде, ожидая приказа "огонь!".

Фашистов гнали на Запад, но каждый бой стоил больших усилий и потерь. Бой за взятие обозначенной высоты шел больше суток. Один за другим падали бойцы. Борис один остался возле орудия, а вскоре и его оглушило разорвавшимся неподалеку снарядом. После грохота и канонады провалился в полную тишину. Несколько часов провалялся на мартовском снегу, очнулся, когда бой уже затих. Когда пришел в себя, увидел, что все поле усыпано убитыми бойцами. Понял, что надо искать своих. Рядом располагалась еще одна наша батарея, возможно, там кто-то остался, и двинулся туда.

Была уже глубокая ночь, когда набрел-таки на расположение своих. Там тоже полегло много бойцов. Другие тут же спали, завернувшись в шинели. Надо было устраиваться на ночлег. Дело это не новое, надо только найти компанию человека четыре-пять, чтобы было теплее. Искать долго не стал, увидел скрючившегося солдата и пристроился рядом. Всю ночь укрывал его своей шинелью, но тепла не чувствовал, дрожал от холода. А когда рассвело, увидел остекленевшие глаза и каску со свастикой на том, с кем делил ночлег. Это было немецкое расположение и ночевал он в обнимку с убитым фашистом. Хорошо, что в живых на батарее противника никого не было, а то неизвестно, как сложилась бы его дальнейшая жизнь. Пришлось скорее искать своих.

Пол-Европы прошагали, полземли

В одном из боев уже на подступах к границе от разорвавшегося рядом снаряда получил еще одну контузию головы. Не хотел отставать от своего полка и в госпиталь не поехал, лечился в медсанбате. При минометном обстреле батареи получил ранение руки, попал в полковой госпиталь, но, недолечившись, отправился догонять своих. Потом были еще два ранения, но и их залечивал в походных условиях. Воевал в Венгрии, Румынии, Чехословакии. Поверженный Берлин увидел уже на пятый день после Победы. Его стены были сплошь исписаны, но нашел место и поставил свою фамилию "Б.Горчаков".

Дома до сих пор хранятся его боевые награды: медали "За боевые заслуги", "За взятие Берлина", "За победу над Германией" и орден Отечественной войны второй степени.

Внесен в областную книгу памяти "Солдаты победы". 32 400 человек было призвано на фронты Великой Отечественной из Муромского военкомата с 1941 по 1945 год. Примерно каждый пятый погиб или пропал без вести. На 1 мая прошлого года в живых оставалось около 1200 ветеранов войны. Меньше, чем за год, эта цифра значительно уменьшилась.

Людмила Кузнецова.

округ Муром.

Просмотры:

к 60-летию победы

к 60-летию победы

Огненный пилот

60 лет назад наш земляк Василий Меркулов таранил фашистский корабль. И только 7 лет назад его подвиг был оценен званием Героя России

Коротка, но необычайно емка биография нашего земляка, Героя России Василия Александровича Меркулова.

Родился он в 1912 году в селе Добрынском Владимирского уезда (ныне – Суздальского района) Владимирской губернии в крестьянской семье. В семье их было восемь: отец, мать, сыновья Алексей и Василий и дочери Анна, Мария, Клавдия, Нина. Жили бедно. В 1924 году Василий окончил школу и работал в сельском хозяйстве, а через 3 года, после смерти отца, 15-летним пареньком уехал в Москву. Работал котельщиком, печником на железной дороге, учился на рабфаке Московского автодорожного института. Но в 1934 г. был объявлен Сталинский набор в авиацию, и Василий поступил в Ейское военно-морское авиационное училище, которое закончил в 1937 году. Служить довелось на Северном флоте: летчиком, командиром звена, зам. командира эскадрильи.

В декабре 1942 года Меркулова перевели в ВВС Балтийского флота командиром эскадрильи 1 Гвардейского минно-торпедного авиационного полка.

Каким он был, летчик-ас Меркулов? Вот как рассказывает о нем генерал-майор авиации А. Пресняков: "Вася Меркулов – плечистый богатырь с простодушным русским лицом. Скромный, уравновешенный, он в самых критических случаях не терял присутствия духа. А когда приходилось особенно туго, успевал не только решать и командовать, но тихонько мурлыкать любимую песенку:

"…Спит деревушка,
Где-то старушка
Ждет, не дождется сынка".

Первая эскадрилья должна была топить вражеские корабли и транспорты с войсками и техникой и танкеры с горючим. Фашистские суда шли под охраной сильных конвоев, в которые входило от 4 до 18 боевых кораблей. Каждый имел 12-14 зенитных орудий и установок.

Подобраться к ним без потерь было нелегко, но наши летчики-торпедоносцы разработали эффективную тактику. Наши самолеты летали на задания парами: топмачтовик и торпедоносец (или четверками – две пары). Самолет-топмачтовик подавлял огонь корабельной зенитной артиллерии и наносил удар бомбами. После этого по этому же кораблю наносил удар торпедоносец, сбрасывая торпеду.

Экипажи делали по 1-2 вылета в сутки продолжительностью от 2 до 4 часов каждый. Потери летного состава были очень большими. Летчики гибли на первом, третьем, пятом боевых вылетах. А те экипажи, у которых было больше десятка вылетов, считались уже крайне опытными. Не случайно пилотов-топмачтовиков и торпедоносцев в других родах авиации называли "смертниками".

19 марта 1945 года по данным нашей разведки в районе Померанской бухты (в устье Одера) был обнаружен важный конвой, идущий на Восток, к окруженной немецкой группировке в Курляндский котел. Четверка самолетов, вылетевшая на поиск, конвоя не обнаружила – сложны были метеоусловия: низкая облачность, туман, мокрый снег, густая дымка.

Гвардии майора Меркулова вызвали на командный пункт полка. Василий Александрович получил приказ подобрать экипажи, способные летать в сложных погодных условиях, произвести поиск и нанести удар по противнику. В 14 часов 42 минуты группа в составе 4 самолетов взлетела с аэродрома Грапштайн юго-западнее Мемеля (ныне – литовский город Клайпеда) и взяла курс в море.

В строю были: командир группы ведущий торпедоносец гвардии майор Меркулов, замкомандира группы, второй торпедоносец гвардии младший лейтенант Подъячев, топмачтовик Меркулова гвардии младший лейтенант Масальцев и топмачтовик Подъячева Головчанский. Группа наших самолетов полетела без сопровождения истребителей, так как в такую погоду истребители лететь не могли. Целый час четверка искала вражеский конвой, удалившись от базы на 400 км. Горючего оставалось на полчаса поисков. Вдруг по радио прозвучал голос Подъячева: "По курсу слева вижу корабли", а затем голос ведущего: "Слева конвой, сомкнуться!"

Самолеты пошли на цель плотным строем. Конвой шел на минимальной скорости и тоже начал занимать боевой порядок. По официальным данным, он состоял из 5 транспортов и 7 кораблей охранения. Однако Головчанский в своих воспоминаниях приводит другие данные: "Конвой был большим: 8 транспортов охранялись 8 сторожевыми кораблями и 3 сторожевыми катерами. Лидировал эскадренный миноносец. Бой предстоял ожесточенный".

Командир группы Меркулов решил обойти конвой слева, сзади и атаковать его со стороны уже освобожденного нашей армией побережья Померании. Подходя к точке боевого развертывания, командир распределил цели и передал приказ по радио: "Головчанскому – бомбами, Подъячеву – торпедой нанести удар по головному транспорту, Масальцеву уничтожить СКР, я атакую второй транспорт".

Эсминец развернулся навстречу атакующим самолетам и открыл огонь из крупнокалибер-ной артиллерии. Вскоре включилась в отражение атаки наших самолетов и вся артиллерия кон-воя. Над кораблем, казалось, был раскален даже воздух, настолько огонь зениток был плотным. Каждый летчик стремился выполнить поставленную задачу.

И вдруг по радио прозвучал голос Подъячева: "Командир горит!" Предвидя неминуемую гибель, понимая, что атакованный им транспорт останется не потопленным, Меркулов повернул свой горящий самолет на вражеское судно. Таран корабля самолетом – довольно редкий случай в истории советской авиации – произошел на траверзе г.Нойкурен (ныне г.Пионерский Калининград-ской обл.).

Раздался сильный взрыв, разорвавший корабль на куски. Когда дым рассеялся, стало видно, как фашистская посудина идет ко дну, унося с собой и самолет с героическим советским экипажем.

Вместе с Меркуловым погибли и его боевые друзья: штурман, Герой Советского Союза гвардии майор А.И.Рензаев, начальник связи, гвардии старшина А.П. Грибовский, воздушный стрелок гвардии младший сержант В.С.Растяпин.

В результате удара группы Меркулова были потоплены сторожевой корабль и два транспорта противника. Один из них – довольно крупный, водоизмещением 12 тысяч тонн. Таким транс-портом враг мог перебросить около 200 танков, или 2200 солдат и офицеров.

Всего за время Великой Отечественной Меркулов совершил около 400 боевых вылетов, нанося бомбовые удары по кораблям, военным базам и складам противника, производил разведку, уничтожение минных полей и др.

Им были потоплены вражеские корабли общим водоизмещением в 43 тысячи тонн. За проявленные в боях мужество и отвагу Василий Александрович Меркулов награжден тремя орденами Красного Знамени, медалями "За боевые заслуги" и "За оборону Ленинграда".

А в 1976 году его брат, Алексей Александрович, обратился в Главное управление кадров Минобороны СССР о присвоении Василию Александровичу звания Героя Советского Союза и увековечении его памяти.

Однако в то время в официальном ответе говорилось: "рассмотреть этот вопрос положительно в настоящее время возможности не имеется".

Только 23 февраля 1998 года была поставлена последняя точка в истории многолетней борьбы за достойное признание подвига летчиков-балтийцев. Ука-зом Президента РФ Меркулову В.А. и его товарищам посмертно было присвоено звание Героев России.

Имя Василия Меркулова решением Калининградского обл-исполкома присвоено одной из улиц в городе Пионерском. 25 сентября 1977 года на празднике улицы имени Меркулова там открылась мемориальная доска, посвященная ему. Почетными гостями Пионерского были его сестра Силина Нина Александровна и его фронтовой товарищ, генерал-майор в отставке Н.Силин.

В селе Добрынском, на родине Василия Меркулова, 9 Мая 1965 года был открыт памятник односельчанам – участникам войны. Но имя Василия Меркулова в списке появилось только в 1985 году. В значительной степени – благодаря активной поисковой работе, которую проводили следопыты школы N15 Владимира. Они переписывались с родными, однополчанами Василия Александровича, собирали о нем документы, которые разместили в школьном музее "Подвиг". Один из стендов музея так и называется – "Огненные пилоты".

Юные краеведы разыскали и материалы о 13 уроженцах Владимирской области – летчиках, повторивших подвиг Николая Гастелло.

Но в 90-е годы школьный музей был ликвидирован. Чудом уцелевшие документы и фотографии о Меркулове заняли достойное место в собрании Владимиро-Суздальского музея-заповедника.

Ольга СУСЛИНА, Владимиро-Суздальский музей-заповедник.

г.Владимир.

Просмотры: